Виктор Постол: «Моими кумирами были и остаются братья Кличко»

Спорт

«В Лос-Анджелесе проблем с афроамериканцами у меня не возникает»

— Виктор, вы сейчас готовитесь к бою с Рамиресом. Определенности с датой его проведения долгое время не было. Теперь она известна — это 29 августа. Расскажите о сложностях подготовки с точки зрения выхода на пик формы, поскольку бой несколько раз переносился. Как справляйтесь с данной ситуацией?

— Нахожусь в США уже более двух месяцев. По прилету конкретная дата была еще не известна, а потому тренировался в «экономрежиме» — проводил по одной тренировке в день чисто для поддержания формы. По две — было бы нецелесообразно. В частности и во избежание переутомления. Когда же появилась определенность с датой боя, 29 августа, начал тренироваться дважды в день. Сейчас нахожусь на стадии спаррингов.

— Насколько проблематично в условиях неопределенности поддерживать психологическую форму? За счёт чего удаётся?

— Да, это не просто. Ситуация с коронавирусом весьма мутная. Переживаю насчёт того, что бой может сорваться. Случиться может всякое. Бои проходят без зрителей, а за три дня следует сдавать тест на КОВИД. И даже если он обнаружен не у боксера, а у кого-то из членов команды, бой может быть отменён. Это тоже веский повод для переживаний, но с давлением на мозги справляюсь и верю в то, что все срастется.

— Как поддерживали форму во время карантина? Не возникло проблем с весом после периода строгих ограничительны мер?

— Форму поддерживал, находясь еще в Украине. Все залы были закрыты, тренировался на улице…  В США тоже карантин, но профессионалам тренировки разрешены. Зал открыт, но я также тренируюсь и на улице — пробежки, кроссы…

— В Европе США сейчас ассоциируются с движением Black Life Matters. В мире бокса тоже чувствуется? Например, в спортзалах…

— Проблем с афроамериканскими ребятами не возникает. В Лос-Анджелесе поселился неподалёку от Аллеи Звёзд, спокойно гуляю по улице, и никаких проблем. Все нормально, никто никого не трогает. Может, проблемы есть в каких-то районах с большим процентом чёрного населения…

«Отсутсвие болельщиков Рамиреса в зале для меня скорее плюс»

— После начала пандемии COVID состоялся ряд боксерских шоу. Ваше впечатления? Бокс сильно потерял в привлекательности по сравнению с временами, когда в зале находилась публика, а команды боксеров и рингкардгерлз работали без масок?

— Когда прилетел в Штаты, Top Rank только начал проводить бои. Безусловно бокс изменился. Зрителей в зале нет, и это не очень хорошо. Но лучше уж так, чем вообще никак.

— Лично для вас плюс или минус отсутствие зрителей на бою с Рамиресом?

— Для меня, может, это и плюс. Поскольку он, как бы местный боксёр, то публика бы слегка давила. Поэтому для меня это скорее преимущество. Но в принципе мне неважно, будут зрители или нет. Мне важно провести этот бой. Я уже прошёл два тренировочных сбора в связи с тем, что поединок дважды переносился.

— И как вы с этим справляетесь?

— Сначала бой был запланирован в Китае на 1 февраля, но его отменили за неделю, предложив провести через недели две-три. Мы отказались. Соглашаться на такое было бы неправильно. Мы же вышли на пик формы к определенному сроку. А потому требовался месяц отдыха и новый двухмесячный тренировочный сбор, по итогу которого следовало выйти на пик формы.

— Каков порядок проведения боев в США с точки зрения ограничительных мер?

— По улицам хожу без маски. Надеваю только при посещении магазинов. Перед боями компания Top Rank арендует целый этаж в гостинице. У всех причастных сразу же берут тест на коронавирус и никого за пределы этого «карантинного этажа» не выпускают. Если куда-то отлучишься, моментально снимут с боя. Также после своего выступления не можешь выйти в зал, чтобы посмотреть другие бои.

«Тренер поставил вопрос ребром — или бокс, или курение»

— Как и почему занялись боксом? 

— На бокс записался в 12 лет. Я из посёлка Велыка Дымерка. У нас в школе открылась секция, и мы с другом решили попробовать свои силы. Ничего сверхнеобычного.

— Родители поддержали?

— Да. Они считали, что лучше заниматься спортом, чем шататься по улицам. Тогда я втихаря баловался сигаретами. А записавшись на бокс, завязал с этой дурной привычкой. Тренер поставил вопрос ребром — или бокс, или курение.

— У вас были кумиры или боксеры, которые служили примером?

— Поступив в спортивное училище в Броворах, начал тренироваться у Александра Ивановича Полищука, работавшего с Владимиром Кличко. Моими кумирами тогда так и сейчас были и остаются братья Кличко.

«Поначалу боксировал в профи за 200 долларов за раунд»

— В профессиональный бокс вы перешли довольно рано — в 23 года. Почему не задержались в любителях?

— В сборной был вторым-третьим номером. Помню, к нам на командную встречу приехала сборная Казахстана. А меня вообще не ставят — ни на второй, ни на третий бой. Тут нервы сдали — звоню тренеру: «Все, я бросаю бокс! Надоело, больше не хочу». А он спрашивает: «Что будешь делать?» Отвечаю: «Попробую себя в профи». Года на два сделал перерыв, а затем попробовал себя в профи. И получилось!

— Когда пришло четкое понимание, что хотите зарабатывать на спорте?

— С самого начала. Я не из богатой семьи. Нуждался в деньгах и поначалу боксировал за двести долларов за раунд. А выиграв шесть-семь боев, попал в компанию Elite Boxing и начал относится к боксу как к профессии.

— Как считаете, почему в профи у вас получилось то, с чем не складывалось в любителях?

— И сам не могу ответить на этот вопрос. Есть любители, которые становятся олимпийскими чемпионами, чемпионами мира, но после перехода в профессионалы у них вообще ничего не получается. А есть такие, кто ничего не добился в любителях, но в профи становятся чемпионами. Не знаю, как это объяснить. Просто так происходит.

— Может быть, бокс любительский и профессиональный — разные виды спорта?

— Возможно. В них все иначе. И дистанция боя, и перчатки, и один удар может все решить у профи. А у любителей — «обтыкал» оппонента, очки набрал, не успел раскочегариться, как поединок завершился.

«Мое прозвище Айсмен придумали американские фанаты»

— Как состоялось знакомство и подписание контракта с Бобом Арумом?

— Благодаря моему менеджеру Вадиму Корнилову после отборочного поединка с турком Сельчуком Айдыном за право чемпионского боя с Дэнни Гарсией. Арум также приезжал в зал во время моей подготовки к поединкам с аргентинцем Лукасом Матиссе и американцем Теренсом Кроуфордом. Тогда было телевидение, мы вместе фотографировались, общались… Но поскольку я не силён в английском, контакт происходил через переводчика.

— Откуда взялось ваше боксерское прозвище Айсмен?

— Его придумали американские фанаты после боя с Айдыном. Тогда я пропустил в первом раунде, но не растерялся, и отбоксировал холоднокровно. Благодаря трезвому и холодному рассудку стал Айсменом.

— Не задумывались о переезде в Штаты?

— После победы над Матиссе мне поступало предложение получить американское гражданство и остаться. Но я отказался. Не мое это. Да, здесь все красиво, но не мое…

— Что не так?

— Нужно оставить друзей и родных, начать все сначала, хорошо выучить английский и найти работу после завершения спортивной карьеры. При этом, за все нужно платить. И живут здесь, вроде бы, классно и стабильно, но меня тянет на родину.

«С женой познакомился на дискотеке»

— Знакомство с женой не связано с боксом?

— Нет. Мы из одного посёлка. Познакомились в клубе на дискотеке. Но благодаря мне она полюбила бокс. Всегда поддерживает, переживает. Иногда даже мотивирует, когда у меня опускаются руки. По возможности приезжает на бои. Сейчас, правда, не приедет, поскольку поединок пройдёт без зрителей.

— А мама бои смотрит?

— Нет. Однажды побывала на моем поединке в Украине. Он выдался тяжёлым, и после него она решила, что лучше будет сидеть дома и ждать звонка с результатом. Очень переживает. Даже в записи не пересматривает.

— Спортивная жизнь состоит из сборов, разъездов. Они усложняют или укрепляют семейную жизнь?

— Честно говоря, укрепляют. Мы скучаем друг по другу. Сейчас появились детки, сынишки-близнецы, и теперь вообще очень тянет домой. Родились они, когда боксировал с Кроуфордом в 2016 году. Бой состоялся 23 июля, а дети появились на свет 20-го. Был немало удивлён, потому что роды ожидались месяцем позже.

— Данная ситуация повлияла на ваше выступление и результат в бою против Кроуофрда?

— Все возможно. С одной стороны, я испытал облегчение. А с другой, сильно переживал. Их восьмимесячных на сутки поместили в реанимацию. С одной стороны, ты заряжен. А с другой, думаешь о детях. Может как-то и повлияло. Но Кроуфорду я дал хороший бой. 

«Кроуфорд — очень умный, быстрый и хитрый, а Матиссе — очень жесткий»

— Исходя из вашего личного опыта, что делает Кроуфорда непобедимым?

— Он очень умный, быстрый и хитрый боксёр. Ударный. Может выиграть как по очкам, так и нокаутом. Это боксёр невероятного таланта и трудолюбия. Но в большей степени именно таланта.

— По ходу поединка с Сельджуком Айдыном казалось, что у вас не хватит силы удара завершить бой досрочно. Но вы это сделали. Это была победа, в частности, и над самим собой? Как запечатлелся в памяти тот момент?

— Айдын — парень с крепкой головой. Но после десятого раунда его просто свалил тоннаж пропущенных ударов. Тут было все по классической схеме — пришёл акцентированный удар, принёсший нокаут. Дело в том, что после того боя, а также после досрочной победы над Матиссе я стал заряжаться на нокаут. А ведь чтобы выигрывать, просто нужно грамотно боксировать. А удар сам прийдет… 

— Какой бой в вашей карьере на сегодняшний день считаете лучшим? С Матиссе?

— Если исходить из того, что это был титульный и очень ответственный бой, то, наверное, да — он самый лучший. Победа нокаутом над таким парнем мне дорога.

— А кто, на ваш взгляд, сильнее, Матиссе или другой ваш соперник — Джош Тейлор, победитель последней Всемирной боксёрской суперсерии (WBSS)?

— Сейчас, думается, сильнее Тейлор. Он молодой и находится на пике карьере. А Матиссе, с которым я дрался, был уже на ее излете. Он очень жесткий. Наверное, наиболее жесткий из всех моих оппонентов. А вот техника лучше у Тейлора.

— Какие неудобства испытывали в бою с Тейлором?

— Возможно, я допустил ошибку в том, что готовился к нему в Украине. Не исключаю, что проведи сбор в США, все сложилось бы иначе. Мы решили не лететь за океан, потому что поединок проходил в Европе — решили избежать двухнедельной адаптации. Плюс боксировали в Великобритании, у Тейлора дома, а там нужно побеждать нокаутом. По очкам там нам победу не отдали бы.

— Удивила победа Джоша над американцем Рейджисом Прогрейсом в финале WBSS? Ведь многие видели победителем именно заокеанского боксера.

— Я знал, что Тейлор победит. После нашего боя мы дружески общаемся с Джошем. И я ему писал: «Главное грамотно боксируй!» Был уверен в его победе, потому, что уровень оппозиции Тейлора несоизмеримо выше. У кого выигрывал Прогрейс? У возрастного Ивана Баранчика? А ощутив мощь Тейлора на собственной шкуре, я знал, что он Рейджиса сделает.

«В Америке спарринг-партнеры выходят тебя убивать»

— К бою с Матиссе вас готовил Фредди Роуч. Насколько важно для боксеров из бывшего СССР сотрудничество с американскими специалистами такого масштаба? И есть ли в постсоветской школе сравнимые специалисты?

— Как правило, когда начинаешь профессиональную карьеру, то первые пять-шесть боев проводишь дома. Но чтобы чего-то достичь, например, стать чемпионом мира, нужно выезжать в Америку, выступать там, проводить за океаном тренировочные сборы. Выходить на спарринги с мексиканцами, с американцами. В США совсем другая школа. Когда только приехал, то был немало удивлён: выходит неизвестный мексиканец, бьющий буквально непонятно откуда и непонятно как. Я просто ничего не понял. Зато на этих спаррингах с партнерами, демонстрирующими подобную тактику, ты невероятно быстро растёшь. Поэтому советую всем готовиться за границей для накопления опыта. Так и скажу: «Вырос в Штатах как боксёр именно благодаря спарринг-партнерам, жестким и нестандартным». Каждый день в зал приходят новые ребята, ты с ними стоишь в парах, и каждый из них хочет тебя нокаутировать. В Украине, в России, когда готовишься, то вроде бы и спарринги проводишь, но партнеры не выходят, чтобы тебя убивать в прямом смысле слова, как это происходит в Америке.

— Не возникало ли при работе с Роучем трудностей из-за языка?

— При работе на лапах все понятно без слов. А для разговора за жизнь или же беседы о тактике рядом всегда находится человек, готовый помочь в общении. Роуч — это человек-душа. Кроме того поражает его трудоспособность. Он приходит в зал в восемь утра, а покидает его в восемь вечера. Он никогда не опаздывает, всегда подскажет и поможет полезным советом. Это очень умный человек и необычайно грамотный специалист.

«Бой Липинец — Абдукахоров будет очень интересным»

— Не рассматриваете возможность поведения боя с Сергеем Липинцом?

— Если поднимусь в категорию до 66 кг, то бой с ним мог бы стать одним из вариантов.

— Ваши мысли о его поединке с Абдукахоровым?

— Этот бой должен получиться очень интересным. С Сергеем мы неоднократно спарринговали. Он весьма крепкий парень, идущий вперёд и любящий зарубиться. Абдукахоров, в большей степени, игровик. Поэтому будет очень интересно.

— Ваш фаворит?

— Думаю, что узбек. За счёт школы бокса. Липинец, ведь, вышел из кикбоксинга. Мой прогноз — шестьдесят на сорок.

Источник: news.sportbox.ru

Оцените статью
Новостной портал Kulick
Добавить комментарий