gifki-neyronnaya-set-strakh-i-nenavist-v-las-vegase-kripota-2240778

Семь ворот в Ад. Или рецензия на фильм «Жабья тропа»

«Жабья тропа» — первый полнометражный художественный фильм Джейсона Бэнкера, история, повествующая о судьбе молодой девушки Сары, которая, под влиянием новых знакомых, встаёт на мрачный путь.


Свободный автор: Яна Телова


«Однажды я встретила человека. Он рассказал мне об одном месте, где находятся семь врат, которые ведут в Ад. Это было самое прекрасное, что я когда-либо слышала.»

В маленьком провинциальном городке пересекаются судьбы людей, которые, вероятно, никогда бы не совпали в светящемся мегаполисе. Казалось бы, вполне обычное дело: группа подростков, злоупотребляющих наркотическими веществами и «гость» в их компании – молодая Сара, отличница, отличающаяся особыми успехами, а в перспективе, возможно, компетентный специалист в своей области, однако, влюбившаяся в человека «с дурного пути». Сара не погружается в омут с головой при первой же встрече с Джеймсом. Она предельно твердо отвергает любые предложения попробовать «грибы» или «кислоту», однако неуловимо заинтересованным взглядом, следит за всем, что происходит, и в ее голове уже начинают проявляться метаморфозы.

«Знаешь, к этому быстро привыкаешь, становишься частью этого общества, окружаешь себя такими же людьми, и, однажды, можешь очнуться в совершенно незнакомом месте как будто преодолеваешь точку невозврата.»

Джеймс говорит о себе, но можно почувствовать тонкую грань параллели его истории с зарождающейся историей Сары.

Впервые появляется вероятность осознать изменяющее сознание Сары при походе в пещеры, где она соглашается на предложение употребить нечто наркотическое, скорее от желания опробовать что-то новое, неизведанное для нее, но уже такое привычное для компании, в которой она обитает теперь. Сара уходит в поисках приятеля вглубь пещеры, и на нее накатывает первая волна, после которой ничто уже не станет прежним. Позже девушка рассказывает Джеймсу:

«Я ни с кем не говорила об этом. Я почувствовала, как будто что-то коснулось меня. Оно тянет меня куда-то, но я не знаю куда.»

Сара предполагает, что этот «новый мир» открывает для нее другое, не то, что видят остальные употребляющие зловредные вещества. Она считает, что способна видеть что-то, что не видят другие, чувствовать то, что не способны ощутить ее товарищи. Она уверена в своей правоте, а Джеймс открыто начинает переживать за свою девушку.

Кульминацией в фильме является приезд Сары и Джеймса к лесу, где находятся Первые Врата. Крайне значительным является разговор влюбленных о том, что они станут делать в будущем: Сара бросит учебу, но Джеймс возьмется за ум, они уедут в Йорк, и будут поддерживать друг друга, наладят жизнь; оборвут старые, ведущие на дно, контакты. Это выглядит как разговор с давно забытым товарищем: вы обещаетесь встретиться позже и твердите о том, что все необходимо повторить, что встреча станет приятным возобновлением прежних времен, но в то же время оба понимаете, что «это» никогда не настанет. Полагаю, Сара уже тогда понимала, что переезд в Йорк не случится, она знала, что ее ждет за этой поездкой, но все равно обещала Джеймсу «счастливую новую жизнь».

Этот переход через Первые Врата знаменуется переменой красок в кадре. Теплый летний день, прогулка на велосипеде, все насыщенно желтыми, зелеными и мягко коричневыми тонами, но как только нога ступает на эту «Жабью Тропу» все резко меняется. Героев окружает лес: темно-зеленая листва, грязно-коричневые стволы деревьев и тьма. Еще не обозначенная, но слегка проступающая сквозь ветки и органический мусор.

Этот фильм не стоит рассматривать как поверхностную картину о наркомании и ее последствиях. Все гораздо глубже. Это история одинокой души, но не единственной в своем роде. Потерянность от неспособности осознать, что происходит. Невозможность просить помощи, когда не знаешь, о чем молить. Боль от соприкосновения с неясным, необъяснимым, волнующим и затягивающим. Это драма об упущении, о лишении контроля, о потерянной «точке невозврата».

«Семь врат ведут в ад. Когда проходишь сквозь первые, на тебя накатывает желание, что ты тут нежеланный гость. Нечто хочет порвать тебя на куски, но ты не можешь их видеть, только чувствуешь, как они тянут за собой. И нет надежды выбраться.»

Первые Врата. Первая ступень. Когда стремишься к чему-то, то идешь наперекор всем и всему: другим людям, своим прежним желаниям. Это разрывает, но необходимо продолжать путь, чтобы понять, что так тревожит и мучает сознание.

«Когда проходишь сквозь Вторые Врата, начинаешь слышать что-то. Как будто ветер больше не ветер, а листья не листья. Земля начинает издавать какие-то звуки. Это голоса твоих родителей, которые говорят, как сильно они разочарованы в тебе.»

Они наполнены ожиданиями, они ждут от тебя то, что уже создали в своей голове, а ты, в свою очередь, совершая радикальный переворот, делаешь что-то, что не вписывается в общую картину. И теряешь тех, ожидания которых не были оправданы, но еще не замечаешь этого.

«Когда проходишь сквозь Третьи Врата в Ад начинаешь что-то видеть. Голоса обретают лица. Они кружат около тебя. Ты закрываешь глаза, но они не пропадают и в этот момент смятения, на секунду, ты можешь увидеть кого-то знакомого. Он советует тебе вернуться.»

И тут происходит попытка возврата. В какой-то момент что-то действует отрезвляющее, и, оглядываясь назад, можно заметить, какой длинный путь был пройден от обыденного. Почти все ушли, но вот, кто-то еще знакомый тянет обратно, обещая, что еще можно все вернуть, вновь ступить на прежнюю тропу.

«Когда проходишь сквозь Четвертые Врата все вокруг начинает умирать. Листья начинают опадать, облака чернеют, деревья валятся и становится холодно. Очень холодно.»

И если не вернуться на том, возможном этапе, то после Четвертых Врат обратного пути нет. Рука, еще тянущая назад с возможностью спасения, осталась позади, а здесь лишь дорога вперед, к неизвестному и в одиночестве.

«А каждый, кто собьется с пути найдет совершенно новый уровень Ада для себя.»

Сара прошла свой путь и оказалась там, где нет места ни возлюбленному, ни членам ее семьи, ни приятелям, но Джеймс сбился и попал в лимб, где и нашел «новый уровень Ада». Он потерял прежнюю компанию, дом, отца, вместе с исчезновением Сары. Без нее не смог воплотить желаемое и погрузился в отчаянье, из которого невозможно выбраться. Раз за разом Джеймс пытался отрешиться от произошедшего, но однажды он все же задал вопрос, который безмолвно уничтожал его изнутри:

«А есть ли в этом моя вина? Я виноват?»

Он не помнит, что произошло, мелькают подозрительные кадры, где Сара и Джеймс все в крови, и, неясно, это больной плод воображения, отчаявшегося или же реальные кадры, имеющие место быть. Так или иначе Джеймс пребывает в своем Аду и, пожалуй, никто, кроме его самого, не может вытащить его оттуда.

И тем самым сознательно следует возвратиться к самым первым минутам этой киноленты, где вырисовывается фигура Джеймса, лежащего в снегу лицом вниз. Очевидно, что он вновь и вновь пробовал отыскать Сару в лесу, пройдя тем же путем, что и раньше, но все было бесполезно.

«После Шестых Врат оно начинает поглощать тебя. А за Седьмыми абсолютное небытие. Нет времени, нет боли. Только абсолютная бесконечная черная пустота.»

То, к чему так стремилась Сара приобрел ее спутник. Потому как что же представляет собой Джеймсовый лимб если не «бесконечную черную пустоту», без перспектив и возможности все изменить.

Джейсон Бэнкер снял свой первый полнометражный художественный фильм практически самостоятельно, так как выступал в роли режиссера, оператора и сценариста. Пожалуй, ленту можно назвать даже отчасти автобиографической, так как сам Бэнкер родился и вырос в подобном маленьком городе, где единственным развлечением были прогулки по разным маргинальным местам и употребление всевозможных веществ. Таких мест порядочно, они не изменяются со временем, потому тема актуальна и по сей день. Любопытно, что все актеры и являются персонажами — они играют самих себя. Наркотики, трюк Джейми, принадлежность одному городу – это все реально. Джейсон нацелено выбирал людей для создания фильма так, чтобы они были знакомы между собой, дабы принести фильму особую натуральность. Более того, даже взаимоотношения героев – это не выдумка. К примеру, Уитли действительно ревновала Сару к Джеймсу, да и интимная сцена после небольшой перепалки между Уитли и Сарой имела место быть. Говорят, что если бы режиссер обладал большим бюджетом, то, возможно, фильм вышел бы куда лучше, но был бы он таким личным? Живым?

Существует еще один факт, который нельзя назвать любопытным, но необходимо упомянуть – девушка, играющая Сару, двадцатичетырехлетняя Сара Энн Джонс, точно, как ее героиня, пропала. Разница разве что в том, что исчезла она не среди Семи Врат Ада, а среди вполне реальных наркотиков. Прямо после успешной премьеры «Жабьей тропы» девушку нашли в ее квартире в Нью-Йорке мертвой. Позже сообщалось, что Сара никак не могла завязать со старыми привычками из Балтимора и погибла от передозировки, несмотря на огромное положительное влияние человека, с которым она пребывала в романтических отношениях, Чада Мура.

Титр «Памяти Сары Джонс», пожалуй, может задеть зрителя, особенно, если тот самый зритель относится к типу любителей «историй, основанных на реальных событиях». После просмотра остается недоверие, смятение и немой вопрос: «Погодите, это что, все правда? А можно посмотреть заново?»

«Все думают, что Седьмые Врата ведут в Ад. Но я так не думаю. По-моему, там нечто лучшее. Нечто реальное.»


Kulick.Magazine — журнал про культуру и искусство.