Запретная литература, книги

Запретные фолианты

Цензура не щадит никого, особенно, писателей. Свободный автор Kulick.Magazine узнал, как прятались, хранились и переиздавались рукописи XX века.


Свободный автор: Дарья Базина


«Рукописи не горят!» — эти слова известного писателя, подарившего нам Кота Бегемота, Волонда и своенравную Маргариту, стали пророческими для многих поэтов и литераторов XX века. О. Мандельштам, А. Ахматова, А. Солженицын и сам автор бессмертных строк М.Булгаков ни раз сталкивались с жесткой цензурой со стороны советской власти. Однако их произведения продолжали жить и рано или поздно обретали свой круг читателей. Запретные фолианты… Как прятали, хранили и переиздавали неугодные власти произведения XX века?

Огонь, вода и медные трубы
История ссылки Осипа Мандельштама в Воронеж хорошо знакома филологам, историкам и литературоведам. В мае 1934 года за стихотворение «Мы живем, под собою не чуя страны…» поэта на три года сослали в Чердынь (город на севере Пермского края). «То, что вы мне прочли, не имеет никакого отношения к литературе, поэзии. Это не литературный факт, но акт самоубийства, который я не одобряю и в котором не хочу принимать участия. Вы мне ничего не читали, я ничего не слышал, и прошу вас не читать их никому другому», — сказал Б. Пастернак, впервые услышав роковые строчки нового стихотворения Мандельштама. Но было поздно. В ночь с 13 на 14 мая 1934 года Мандельштама арестовали и отправили в ссылку, и только в мае 1937 ему разрешили временно вернуться в Москву. «За каждым великим мужчиной стоит великая женщина», — гласит английская поговорка. В этот трудный период жизни поэта Надежда Яковлевна Мандельштам бережно хранила все, что успел написать ее муж до того, как судьба навсегда разлучила супругов. Мандельштама приговорили к пяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере, а Надежда Яковлевна, пережив мужа, опубликовала некогда заученные наизусть стихи своего любимого опального поэта: ««Четвертую прозу», «Разговор о Данте» и другие произведения.

Реквием
«Я счастлива, что жила в эти годы и видела события, которым не было равных», — писала русская поэтесса, переводчица и литературовед, номинант на Нобелевскую премию по литературе 1965, Анна Андреевна Ахматова, судьба которой бок о бок переплелась с тяжелой участью людей советской эпохи. Ахматова пережила арест, заключение и расстрел самых близких и дорогих мужчин в её жизни: Николая Пунина, Льва и Николая Гумилёвых. Она как никто понимала горе жен и матерей «врагов народа». «В страшные годы ежовщины я провела семнадцать месяцев в тюремных очередях в Ленинграде. Как-то раз кто-то «опознал» меня. Тогда стоящая за мной женщина, которая, конечно, никогда не слыхала моего имени, очнулась от свойственного нам всем оцепенения и спросила меня на ухо (там все говорили шепотом): «А это вы можете описать? — и я сказала, – могу», — говорит Ахматова в предисловии к поэме «Реквием». Стихотворения, вошедшие в эту «поэму-цикл», написаны поэтессой в 1935-1940 гг. в пик массовых репрессий. До середины 1962 г. поэма не имела рукописного текста, а жила лишь в памяти Анны. История создания этого произведения воссоздана по зашифрованным записям в дневнике близкой подруги Ахматовой — Л.К. Чуковской. Долгое время поэтесса жила в страхе, что в ее комнате установлено подслушивающее устройство, и стихи из «Реквиема» обычно не произносились влух, а записывались на клочке бумаги. Л.К. Чуковская заучивала их наизусть, а бумага сжигалась. Последнее чтение полного текста «Реквиема», перед тем как поэма была напечатана на машинке, состоялось 27 мая 1962 г. «Она слушала, а я читала вслух стихи, которые столько раз твердила про себя, — вспоминает Л.К.Чуковская. — Она развязала узел платка, распахнула пальто. Вслушивалась в мой голос, всматривалась в деревья и машины. Молчала. Я прочла все до единого. Я спросила, собирается ли она теперь записать их. «Не знаю», — ответила она, из чего я поняла, что и я пока еще не вправе записывать».

Проклятие мастера
Один из самых мистических романов XX века М.А.Булгакова «Мастер и Маргарита», работа над которым началась в 1920-х годах и продолжалась вплоть до смерти писателя, не раз сталкивался с «острым лезвием» советской цензуры. Первая редакция романа была уничтожена автором 18 марта 1930 года, после получения известия о запрете пьесы «Кабала святош». Об этом Булгаков пишет в письме правительству 28 марта 1930 года: «И лично я, своими руками, бросил в печку черновик романа о дьяволе…». Потом, уже после смерти писателя, согласно завещанию, все права на рукопись перешли к жене Михаила Афанасьевича — Елене Сергеевне Булгаковой, потратившей на доработку и публикацию романа около двадцати лет своей жизни. В 1940 году Елена Сергеевна подготовила сборник избранных произведений мужа, в предисловии к которому литературовед Павел Попов рассказал о «Мастере и Маргарите» как о романе, в котором «реальное и фантастическое переплетаются в самых неожиданных формах». Но цензура была непреклонна: «Не время». Лишь в 1962 году «Мастеру и Маргарите» дали зеленый свет. Роман напечатали в сокращенном виде в журнале «Москва». Однако «цензурные ножницы» всё же коснулись рассуждений Волонда о людях: «Люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было… Человечество любит деньги, из чего бы те ни были сделаны, из кожи ли, из бумаги ли, из бронзы или из золота. Ну, легкомысленны… ну, что ж… и милосердие иногда стучится в их сердца… обыкновенные люди… в общем, напоминают прежних… квартирный вопрос только испортил их». По данным историков и литературоведов, из текста было изъято около 14 000 слов.

Жить не по лжи
Писатель, публицист и драматург Александр Исаевич Солженицын всегда отличался своими антикоммунистическими взглядами. С началом Великой Отечественной войны Солженицын продолжал интересоваться общественной жизнью, тогда же и сформировалось его критическое отношение к Вождю народа. Солженицын сравнивал политику Сталина с крепостным правом и выступал за реорганизацию «ленинских» норм. Подобные свободолюбивые мысли в переписке с Николаем Виткевичем не оставили без внимания военную цензуру главного управления контрразведки. 2 февраля 1945 года Солженицына арестовали и приговорили к восьми годам исправительно-трудовых лагерей и вечной ссылке по окончании срока заключения. Но Солженицын не унывал. В 1974 году в СССР начинает нелегально распространяться сборник статей запрещенных в стране авторов «Из-под глыб», редактором которого выступает А.И.Солженицын. А в 1963 году в журнале «Новый мир» А. Твардовскому удается опубликовать второй рассказ писателя «Не стоит село без праведника» («Матрёнин двор»), вызвавший целую волну дискуссий в советской прессе после многолетнего замалчивания текстов Солженицына в Советском Союзе.


Kulick.Magazine — журнал про культуру и искусство. Цензуры должно быть в меру.