Kulick.Magazine, сторителлинг, Страшная месть, театр Практика, Илья Барабанов, Алексей Розин

Гоголь в жанре «сторителлинг». Моноспектакль или stand-up?

Сторителлинг – англицизм обыкновенный или уверенный претендент на отдельное место в искусстве? Постараемся разобраться на примере спектакля «Страшная месть», который прошел в Открытой киностудии «Лендок» 12 марта.


Свободный автор: Ирина Петрова


Сторителлинг – действо новое и еще не особо изученное. В описании значится, что это комбинация из знакомого всем stand-up и моноспектакля. В моей голове тщетно пытались сложиться два этих жанра. В итоге я решила, что нужно пойти и просто посмотреть, как же сторителлинг выглядит на практике.

«Страшная месть» — это постановка по мотивам одноименной повести Гоголя без декораций (если не считать пары стульев), в которой принимают участие два московских актера: Алексея Розина и Ильи Барабанова. Они же и являются режиссерами-постановщиками. Родилась «Страшная месть» на базе мастерской сторителлинга при московском Центре им. Мейерхольда, и с 2015 года успешно идет в столице.

Теперь настал черед и культурной публике Санкт-Петербурга ознакомится с новомодным течением. Рассевшись в зале Лендока без сопроводительного «третьего звонка» и придав своим лицам скептическое выражение, зрители приготовились к просмотру. На сцену вышли двое молодых мужчин, с не менее суровым взглядом оглядели присутствующих, минутку помолчали и сказали: «Ну, здравствуйте. Здравствуйте же!» Лед зрительского недоверия хрустнул, повеяло первыми улыбками, и с самого первого слова зал оказался вовлеченным в игру. Кстати, актеры сразу предупредили, что без участия зрителей сторителлинг не может состояться.

А на сцене происходил вихрь эмоцией и карнавал актерских умений: Алексей и Илья не просто рассказывали нам леденящую кровь историю в лучших традициях Гоголя, а на самом деле играли, как в самом настоящем спектакле. Здесь была и пантомима, и этюд, и импровизация на ходу. Актеры не перебивали друг друга, работали слаженно, один подхватывал и развивал удачный маневр другого. Но жемчужиной выступления был, бесспорно, отличный юмор. Шутки так и сыпались, как из рога изобилия, и постепенно сдержанные смешки в зале стали перерастать в громких смех. Легко и непринужденно актеры вплетали в классический гоголевский текст остроты на тему снятия грехов, польских шпионов, изображали сумасшедшую пани Катерину, танцующего практически техно-дэнс колдуна и все атаманское братство.

 «Страшная месть» оказалась отличной комедией. Спектакль идет всего около часа, но это очень правильное количество времени для такого формата: зритель не перенасыщается, а даже остается немного «голодным». Стоит подметить еще один позитивный эффект от подобного эксперимента: после увиденного появляется желание обратиться к самой повести. Настолько Гоголь гармонично звучал со сцены, что совсем не хочется с ним прощаться. Так что можно смело наделить сторителлинг функцией «продвижения классических произведений в массы».

Как я уже писала, сторителлинг набирает обороты, открываются даже курсы по обучению этому мастерству рассказа. Думается мне, что жанр этот разовьется и найдет своего зрителя, не потеснив при этом другие театральные формы. Компактный и минимальный по затратам, сторителлинг способен подарить не меньше положительных эмоций, чем, например, полноценный спектакль по пьесе «Ревизор». Спасибо Алексею Розину и Илье Барабанову за позитивную энергетику и хорошее настроение. А что, если рассказать летопись принца датского Гамлета при помощи сторителленига? «Быть или не быть?…»