Kulick.Magazine, Театр Мастерская, Идиот.Возвращение, Достоевский

Возвращение князя Мышкина

Спектакль «Идиот. Возвращение» на сцене театра «Мастерская». Учимся видеть истину вместе с князем Мышкиным.


Свободный автор: Ирина Петрова

Фотография: Екатерина Горчакова


Инсценировка «Мастерской» романа «Идиот» Федора Михайловича Достоевского живет уже 6 лет. «Идиот. Возвращение» был выбран для программы международного театрального фестиваля «Радуга-2016», и это была единственная работа с большим сроком давности. Но мы все знаем, что классика никогда не устаревает, а под чутким руководством Григория Михайловича Козлова у постановки просто не было шанса кануть в лету.

В спектакле центральным персонажем является даже не сам Мышкин, а Настасья Филипповна. Все сделано для того, чтобы действие крутилось вокруг роковой красавицы. И с самого начала зрителю об этом толсто намекают. На сцене собираются все актеры, участвующие в спектакле, и в полной темноте начинают по одному зажигать спичку и шепчут сплетни  о Настасье Филипповне, как слет мотыльков-заговорщиков. Каждый пытается сказать быстрее свою информацию, и вот уже два, три , четыре огонька одновременно освещают сцену. Накал страстей доход до апогея, и вот уже горят все спички. И все слова только о ней, чаровнице и падшей женщине. От этого только интереснее посмотреть на эту неизвестную особу, на Настасью Филипповну, которая является предметом и зависти, и восхищения, и едких замечаний. И когда она, наконец, появляется на сцене, вырывается непроизвольный вздох: «Как же хороша!».  Такой же эпитет вырывается у всех, кто видит фотографию этой особы. Настасья Филипповна в исполнении Марии Валешной  — это точное попадание в образ. Точеная фигура, горделивая осанка, белая кожа и темный волос, она как айсберг в океане, притягательная и холодная, жестокая и дерзкая. Она смеется на Ганей, откровенно издевается над его семьей, дразнит генерала Епанчина и не считается ни с кем.

И никто, кроме князя Мышкина, не может разглядеть за этим поведением настоящую душу Настасьи Филипповны. И как ему это удается? Мышкин в вариации актера Максима Студеновского наивен и непосредственен. Он говорит, что думает и как чувствует. «Научите и нас видеть» — просят барышни Епанчины. Слова Князя Мышкин срабатывают,  как детонатор, он раскачивает землю под ногами у людей, открывая им глаза на них самих.  И дело не во внешности или статусе объектов его исследования. Для Мышкина едины и обманутая солдатом бедняжка Мари из швейцарской деревни, и светская львица  Настасья Филипповна. Он видит их истинные души, чистые и глубоко несчастные. Он жалеет их, но участие Мышкина – не унижающее, оно человечное и доброе.

Сильное впечатление производит Рогожин (Сергей Алимпиев) и его свита. Страсть и безумие будто вырываются из груди Рогожина, неистовая сила светиться в глазах и отражается в сопровождающих его мужиках: с десяток пьяных и буйных людей, кажется, подойди к ним поближе и почувствуется дух мужицкий, приправленный алкоголем и злословием. Они как свора собак галдят, шумят, смеются, обнажая все зубы, и, как только входят в помещение, заполняют все кругом. Честно признаюсь, появление этой компании страшно пугало меня и заставляло вжиматься в кресло. На их фоне Настасья Филипповна и правда было сродни  драгоценному камню, который случайно затерялся среди серых, пыльных гранитов. Она казалось еще хрупче и беззащитнее, и назвать ее «рогожинской» представлялось совершенно невозможным. Так, наверно, выглядят люди, идущие добровольно в руки своей погибели.

«Идиот. Возвращение» ставит финальную точку на сцене именин в честь Настасьи Филипповны. Рассказаны все самые постыдные поступки, Настасья Филипповна ответила отказом  Гане на предложение стать его женой,  сожжены деньги в камине и все — насмешливая красотка смахивает слезу на прощание со своей щеки и покидает свой дом с Рогожиным. «Неограненный алмаз», — последние слова о Барашковой, сказанные ей вслед ее опекуном Тоцким. Занавес.