Kulick.Magazine, ТЮЗ, Владимир Тодоров, Конек-Горбунек

Владимир Тодоров: «Я счастливый человек, потому что занимаюсь своим делом»

23 февраля петербургский «Театр юных зрителей» отмечал день рождения. И по традиции на сцене блистал легендарный спектакль «Конек-Горбунок». Свободный автор Kulick.Magazine Марина Дё побеседовала с Владимиром Сергеевичем Тодоровым, актером ТЮЗа и режиссером седьмого возобновления этой постановки.


Свободный автор: Марина Дё

Фотограф: Екатерина Бондарь


DSC_3410

Владимир Сергеевич, вы пришли в ТЮЗ в 1960 году. Расскажите,  какие у вас остались воспоминания о том театре?

По окончании института, в 1958 году, я стал работать в Калининградском областном драматическом театре. Туда меня пригласил со студенческой скамьи З.Я. Корогодский, в то время – главный режиссер этого театра. Спустя год он, по приглашению Георгия Товстоногова, уехал в Ленинград, и я через некоторое время, волею судеб, оказался здесь. Декабрь месяц 1960 года… Театральный сезон во всех театрах начался. Театры укомплектованы…. Зиновий Яковлевич посоветовал мне попробоваться в ТЮЗ. Тогда я еще не очень понимал, что это за театр, несмотря на то, что учился напротив – в ЛГИТМиКе на Моховой (прим.ред.:  раньше Театр юных зрителей находился на Моховой улице). Я пришел на показ, прочитал отрывок. Сам Александр Александрович Брянцев тогда не присутствовал, и смотрели меня такие киты-режиссеры, как Леонид Макарьев, Семен Димант, Павел Вейсбрем и художественный совет театра. В то время, когда я начал работать в ТЮЗе,  А.А. Брянцев из-за болезни не часто приходил в театр. Тем не менее, я его видел. Он посмотрел спектакль «Бывшие мальчики», в котором я дебютировал в главной роли. Александр Александрович сидел в зале, опершись на тросточку. Если он приходил смотреть — все об этом знали и артисты, естественно, волновались. После спектакля у нас с ним была беседа, он сделал какие-то замечания, а потом в своей книге отметил, что я оказался хорош в этой роли (смеется). Это было приятно и лестно.

8

Расскажите немного про студенчество. Каково было учиться в театральном институте? Учеба была только в радость или иногда возникало желание бросить всё?

Я, наверное, лет с 10 или с 12 уже четко знал, что буду артистом. Меня из школы выпустили только потому, что знали, что я не пойду в другой ВУЗ. В театральный институт поступил с первого раза, к замечательному педагогу Константину Павловичу Хохлову. На тот момент он был главным режиссером БДТ, до прихода Г.А. Товстоногова. А что касается мишуры, славы, места и всего прочего, меня это мало волновало. Я счастливый человек, потому что занимаюсь своим делом. Другого ничего и не умею, получаю удовольствие от встречи со зрителями. Я никогда не предполагал, что буду работать в ТЮЗе, случайно попал в этот театр. Но со временем понял, что это именно то, чем хочу заниматься! Я не просто работаю в ТЮЗе, я служу искусству.

Постановка «Конек-Горбунок» — визитная карточка театра и старейший  спектакль города. Вы режиссёр седьмой версии спектакля. Расскажите, какого это было, вносить корректировки в уже признанное и любимое произведение?

«Конёк-горбунок» в то время, когда я пришел, был на простое. Но в 1962 году у З.Я. Корогодского, который уже был назначен художественным руководителем, появилась идея возродить постановку. В то время у нас была студия при театре, и режиссеру Г.Н. Каганову было дано задание вместе со студентами подготовить спектакль. Корогодский посмотрел эту студенческую работу, где совершенно блистательно сыграли Николай Иванов (Иван) и Ирина Соколова (Конёк-Горбунок). И было решено — вся труппа театра вливается в спектакль. Зрелище было завораживающее, на сцену выходило порядка шестидесяти  человек. Я тогда еще был в роли простого «гуляки-парня». И вот постепенно, с 1962 года стал влюбляться в этот спектакль, понимать его прелести и возможности.

Спектакли-долгожители, востребованные зрителем, — это замечательно. «Сказки Пушкина», поставленные П.К. Вейсбремом, например, очень долго продержались. Но, к сожалению, со временем ветшали декорации, костюмы… Так уж сложилось, что государство финансирует новые спектакли, а вот, что касается содержания текущего репертуара, — нет. Требуются колоссальные силы для дирекции, для художественного руководства театра… Хорошо, когда находятся спонсоры. А вот, что касается творческой стороны, это уже общая забота театра. Совсем недавно, в 2013 году прошло седьмое возобновление «Конька-Горбунка», где я выступил в роли режиссера. В спектакле занята вся труппа, артисты разных возрастов – и все они требуют определенного подхода и внимания. В этом и заключается моя миссия – объединить труппу и направить постановку в верное русло.  Мне доверили это большое дело, видимо потому, что я 56 лет провел в театре – знаю артистов, знаю традиции и историю. Это целая, потрясающая жизнь  и  это счастье. Великое счастье.

DSC_3570

Каковы особенности работы в театре, в который приходит юный зритель?

В ТЮЗе важно именно игровое начало. Ведь у нас есть только одна специфика — это зритель. Но юный — не значит маленький. Это не возраст, это состояние души! Вот мне на сегодняшний день —  79 лет. Но я себя стариком не чувствую. Потому что мне дает силы зал, молодые товарищи, которые меня окружают. Юного зрителя обмануть нельзя. Его нужно вовлечь в происходящее, искренне заинтересовать.

Вот мы играем «Конька». Ну что может быть лучше Ершова? Потрясающая сказка в стихах. Мы, артисты театра, её знаем и любим. А сегодня придёт юный зритель. И он не знает, ему не важно, что этот спектакль был поставлен аж в 1922 году! Он сегодня смотрит, у него сегодня премьера! В первый раз он увидит эти декорации, этих артистов. Он впервые насладится оркестром. На сцене и драматический спектакль, и высокая поэзия, и опера, и куклы, и балет. Когда я иногда выхожу в зал и вижу,  как взрослые и дети смотрят, открыв рот — это высший кайф!

16

А расскажите о какой-нибудь необычной или нехарактерной для Вас роли в ТЮЗе.

Павел Карлович Вейсбрем, потрясающий режиссер, поставил легендарный спектакль по сказкам Пушкина  «Сказка о попе и его работнике Балде», «Сказка о рыбаке и рыбке» и «Золотой петушок». Мне Павел Карлович отвел роль Балды, русского мужика! Я удивился несказанно. Это было после моей роли Париса в «Ромео и Джульетте». Выглядел я привлекательно, у меня были тёмные, шикарные, густые волосы, интересное лицо. Я был слишком красивый (смеется). А тут Балда! Павел Карлович в ответ на моё удивление сказал: «Володя, тебе полезно». И вот я играл Балду, в парике, с закрашенными бровями, с бородой и белыми усами. Играл и получал удовольствие!

 2

Как Вы считаете, седьмая редактура «Конька-Горбунка» может претендовать на последний вариант, или еще есть что добавить? Может, что-то из экспериментального театра?

Во время коррекции, мы не переиначивали сказку, играем только Ершова. Однако, если делать спектакль четко по тексту, это займет около 12 часов. В Брянцевской версии спектакль шел 2 часа 30 минут. Было время, когда даже маленький зритель был более усидчив, более терпелив. Сегодняшнее время другое, более стремительное. Дети стали быстрее соображать. Маленький зритель высиживает 35-45 минут. И все мы: и актеры, и режиссеры должны  учитывать этот факт. Спектакль состоит из трех актов по 30-35 минут, поэтому смотрится хорошо и легко воспринимается. Я думаю, ему еще жить и жить.

11

На Ваш взгляд, какова ситуация с театральным делом в XXI веке? Есть мнение, что сейчас мы переживаем не самый лучший период, и гениев типа Товстоногова и Корогодского уже нет. А на Ваш взгляд, все действительно плохо, или есть надежда ?

Шестидесятые годы — счастливые. Тогда была потребность во встрече публики и художника. Товстоногов придумывал спектакль, «бросал» его в зал, люди смотрели, и от этого взаимодействия высекалась искра! Сегодня, увы и ах, технологии начинают зажимать. Трудно еще потому, что нет сегодня острой потребности пойти в театр. Раньше ходили за ощущением катарсиса, за ответами на возникшие вопросы. Сейчас театр думает, чем бы удивить публику? Но перещеголять интернет сложно. Отсюда всё меньше высказывающихся театров, открывающих свою душу. А удивить можно только одним способом — зацепить за сердце. Если оно отзовется, будет сострадать, переживать и волноваться за судьбу героя, тогда возникнет искра. Сегодня Мне нравится как работают Глеб Вениаминович Фильштинский, Марк Анатольевич Захаров, также замечательный режиссер Лев Абрамович Додин. Кстати, с ним я имел счастье работать! Знал его еще, как молодого режиссера. Видите, как долго живу (смеется).

Идеальный выходной по версии Владимира Тодорова?

В работе!