ВАГИНАЛЬНОЕ ИСКУССТВО, ИСКУССТВО МЕНЯЕТ ПОЛ, ЖЕНСКОЕ ИСКУССТВО

Вагинальное искусство

Спешу вас расстроить, понятие «вагинальное искусство» не имеет ничего общего с гендерностью и, в частности, феминизмом и прочими тематическими «-измами». Эта статья только о том, как искусство меняет пол.


Свободный автор: Оля Кроу


Немного истории

Ни для кого не секрет, что роль женщины в современном искусстве стало другим. И под этим эпитетом прячется настоящая революция социальных и политических аспектов.

Ещё совсем недавно женщина занимала исключительно второстепенную роль, или роль, которая бьется под жёсткое клише. В литературе — женщина-помощник, женщина-очаг. Большинство произведений, в которых женщина — главный персонаж повально носят несерьезный и развлекательный характер. В них женщина разбирается со своими любовными проблемами, а по итогу заводит образцовую семью. Исключения, если и были, стёрлись и затерялись в стереотипных образах.

В кинематографе женские главные персонажи — это утрированные женщины-мужчины в подчеркнуто сексуальных нарядах.

Ещё совсем недавно была уверенность: если дело делает женщина, то, будьте уверены, это занятие будет всецело посвящено тому, как её бросил Вова в десятом классе и что она во всему этому поводу думает.  

Мёрдок преобразует идеи Джозефа Кэмбелла на основе знаменитых теорий психоанализа. Она одной из первых выделяет термин — «путешествие героини». В 1990-ом году, когда была опубликована книга, «женщина-героиня» — определилась как персонаж, который в силу жизненных обстоятельств вынужден заниматься чисто мужскими делами, делая их тоже сугубо по-мужски. В этом-то все и отличие между тогда и сейчас: пока персонаж мимикрирует и играет по правилам, он никакого интереса не вызывает, остается второстепенным.

Яркий пример путешествия героини по Мёрдок — фильм «Эрин Брокович» режиссёра Стивена Содерберга.  

Из натурщицы в художницы

Морин Мёрдок, в общем, права. Разница между тем, о чем писала она и тем, что происходит в современном искусстве сейчас проста — женщины, благодаря своим исходным, чисто женским качествам становятся более резонными и интересными персонажами, чем мужчины. Но только при условии, если женщина ведёт себя по-женски.

Возьмём простой пример. На размышления меня натолкнул мой знакомый, который в отзыве на сериал «Игры Престолов» написал: «Вестеросом будут править девчонки. Слишком приторно». Моему знакомому показалось, что «урезать мужчин» — главная задача авторов. Только вдумайтесь! Мне показалось это забавным, и я задумалась. Мир Вестероса — это мир, которым в перспективе действительно будут править одни «девчонки». Но разница в том, что никто из них этот мир не завоевывал в привычном нам смысле: все персонажи вели себя по-женски и отмолили свою победу хитростью, волей и умом. В этом мире никто не взялся за меч. Никто не стал идейной Жанной Д’Адк, остригшей волосы и надевшей кольчугу из вареной кожи. Вся эволюция женского персонажа централизуется на описании событий со стороны женщин. Защищать свою семью, своих детей, иметь честь и знать, что правда добывается вовсе не в поединках. Даже тот женский персонаж — женщина-рыцарь, еще больше оттеняет родившуюся правду.

Возьмем другой пример, появившийся совсем недавно. Сериал «Острые козырьки» рассказывает о жизни Бирмингемской банды после Первой Мировой войны. Сериал с главными мужскими персонажами, женщины — второстепенны чуть больше, чем полностью (понятно, время такое). Казалось бы, все стандартно. Но в одной из сцен — напряженной и опасной, когда мужчины стенка на стенку пришли на разборки и готовы перестрелять друг друга, между ними встает женщина с коляской и произносит то, о чем шла речь чуть выше. Она произносит яростный монолог о том, что мужские игры надоели, что одеться в чёрное заранее — её манифест, и призывает он собравшихся мужчин подумать, кто наденет чёрное по ним, когда их не станет после. Эффектно? Безусловно! Женский второстепенный персонаж, который своим восприятием происходящего меняет события более глобальные, чем он сам, — это что-то новое.

Также стоит упомянуть о том, что только в 2016 году «получила» наконец свою первую кинороль Чудо-женщина, Диана Принс. Она ждала этого 75 лет. Спустя столько времени, вдруг, два последних фильма Джорджа Лукаса рассказывают про путешествия исключительно женских персонажей.

В эти моменты я вспоминаю «Урок литературы» двухгодовалой давности, когда Дмитрий Воденников на какой-то вопрос о современной литературе пророчески сказал о том, что ближайшее время — это время женской литературы. И то, что мы наблюдаем сейчас, ничто иное, как её начало. 

Какой там полет валькирий? Тут настоящий марш, революция, трибуны ревут, хотя ничего и не понятно толком!

Тогда Воденников говорил о том, что мужчины уже всё написали, их точка зрения видна со всех сторон. Она приелась. А вот женщина, и то, как она видит даже самые тривиальные события, и то, какими эти самые тривиальные события становятся, пропущенные через призму её восприятия, — ново, свежо, ярко. 

Надеюсь, никто не принял этот текст за манифест. Он не об этом, поверьте. Вагинальное искусство — это не искусство, которое может создать только женщина. Это искусство другой полярности и смысла, и в этом нет никакого гендерного подтекста. Конечно, довольно странно, что этот материал написала женщина. Согласитесь, напиши его мужчина, было бы намного лучше.


Kulick.Magazine — умеет смущать, интриговать и удивлять!