834x521

Рецензия «СВАН» Театра им. Мейерхольда

Сегодня Kulick.Magazine предлагает вам окунуться в мир театра, а конкретнее, в постановку «СВАН» Театрального центра имени Вс. Мейерхольда.


Свободный автор: Ника Петрова


Сегодня я шла по парку и увидела, как девушка, явно тренируясь, катается на одном велосипедном колесе. Пожалуй, именно это сравнение приходит мне в голову после осмысления постановки «СВАН», которая прошла 20 сентября 2016 года в Центре им. Мейерхольда.

СВАН – поэма-антиутопия, написанная легендами «Любимовки»: драматургами Андреем Родиновым – известным российским поэтом и Екатериной Троепольской – журналистом, кинокритиком и организатором фестиваля видеопоэзии «Пятая нога». Режиссёром пьесы выступил Юрий Квятковский (Мастерская Дмитрия Брусникина). Как написано в программке со слов авторов: «Важно понимать, что действие пьесы происходит в России, а не в выдуманной стране Лебедянии. Россия – страна поэтов, и только настоящий поэт может получить в ней гражданство».

Надо сказать, что пьеса проходила при полном аншлаге, в том числе со стороны авторов и мастеров. Лёгкие шатающиеся ступеньки, ведущие меня на своё место, а затем и планомерные покачивания кресла, настойчиво напоминали о хлипкости бытия и настраивали на поэтический лад.

Краткое содержание: В России будущего ФМС выносит решение о выдаче гражданства с помощью поэтического экзамена. Гастарбайтеры вынуждены учиться стихосложению, чтобы впечатлить работниц службы. Некий поэт-метис Вячеслав Родин активно помогает нелегалам в их желании сделать своей родиной Россию. Начальница отдела ФМС Марья Петровна обделена мужским вниманием и её серьёзно беспокоит вопрос личной жизни. Цыганка Октавия, пытаясь получить гражданство своим шаманизмом, предсказывает ей замужество на гастарбайтере, в противном случае её ждёт карьера убийцы. Две помощницы Марьи Петровны в гневе убивают цыганку, а также двоих других пришедших на экзамен нелегалов мужчин. Вячеслав узнаёт о гибели своих учеников и уходит в запой. Марья Петровна понимает, что влюбилась в Вячеслава, приходит к нему домой, где застаёт его с друзьями, более успешными поэтами. Вячеслав тоже влюблён в Марью Петровну, но не может простить ей смерть учеников. С горя он при помощи друзей начинает тестировать Марью Петровну, и она с блеском выдерживает поэтический экзамен. Вячеслав предлагает ей руку и сердце. Чтобы выйти замуж за нелегала, Марья Петровна собирает кучу справок, в загсе над ней смеются и не хотят расписывать, но она добивается своего. Проходит время ФМС становится медовым, Марья Петровна чаёвничает со своими сотрудницами и гастарбайтерами, заходящими в гости. Хэппиэнд?

Тема нелегалов, год от года прибывающих, давно уже остро стоит не только у нас в стране.

Для меня она была весьма актуальна ещё и по долгу службы. Волей-неволей почти каждый день мне приходится задавать один и тот же вопрос: Вы гражданин Российской Федерации? И слышать в ответ сильно искажённую русскую речь. Как Вас зовут? Кириль, Салмоорбек, Муфтуна, Сервер, ну и так далее. Правда, я сильно сомневаюсь, что кто-то из них знает, что такое поэзия, уж молчу про умение писать стихи. В пьесе тема обозначается весьма иронично: Вячеслав с эфиопскими корнями, смахивающий на Пушкина, Молдагул и Узбек, сочиняющие катрены ради гражданства страны, которую они навряд ли полюбят, цыганка Октавия со своими предсказаниями. Посмеялись авторы и над нашими русскими берёзами, и над неодолимым женским желанием наладить личную жизнь любыми способами, едва ли не внося жениха в загс. Ирония, конечно, всегда является сильным инструментом повествования, но желание посмеяться идёт в спектакле по нарастающей, а потом разлетается на осколки. Засилье мигрантов рано или поздно приводит к межнациональной розни. Это очень хорошо показано в сцене убийства гастарбайтеров.

Государство изображается как машина, которой перечить бесполезно. Действительно, например, какое дело государству и чиновникам, заявляющим, что в стране безработицы нет, до простых смертных, которым даже биржа труда не помогает. Своим соотечественникам нужно платить, а низкоквалифицированный труд гастарбайтеров оценивается в копейки. Возникают наболевшие вопросы: нужны ли свои люди своей стране? Нужны ли вообще поэты? Или, как обычно, каждый сам по себе?

Поэзия, как средство оценки, выступает здесь мерилом качества. Русским можешь ты не быть, но вот поэтом быть обязан. Жирным маркером выделены социальные расслоения, которые тоже обыгрываются весьма иронично и в сцене с друзьями-поэтами Вячеслава, и в сцене в УФМС между девочками.

Конечно, душу в тело пьесы вдыхает режиссёр, и именно от режиссёрского прочтения зависит восприятие текста. На брусникинцев я попала впервые, и могу сказать, что, пожалуй, это был самый странный спектакль, который я видела в театре. Режиссёр умудрился смешать всё что можно: оригинальные декорации, схожие с театром-кабуки, песни, танцы, эпичные монологи, звуковые искажения, театральные паузы, визуальные эффекты. Когда сидишь и внимаешь нарочито фальшивое пение актёров своим относительно музыкальным слухом, хочется, как минимум, подойти и закрыть рот. Хотя понятно, что делается это специально, и нужный эффект срабатывает. Не сработала, пожалуй, сцена с убийством гастарбайтеров. Из-за нарочитой условности, не было ощущения, что произошло кровавое происшествие в целях усиления трагедии Вячеслава. Хотя, в целом, какофония современной российской действительности передана весьма точно.

В октябре СВАН можно будет посмотреть даже с читкой. Сущий праздник для театралов.


Kulick.Magazine — журнал для театралов! Журнал про культуру и искусство.