Kulick.Magazine, театр, холодное дитя, скороход

Сцены из супружеской жизни в «Скороходе»

В юбилейный 20-й раз на сцене площадки «Скороход»  отыграли спектакль «Холодное дитя» , созданный режиссером Олегом Ереминым и выпускным курсом Петербургской Театральной академии. Свободный автор Kulick.Magazine Анастасия Алексеева   убедилась лично, что постановка достойна внимания.


Свободный автор: Анастасия Алексеева

Фотограф: Анна Чаплин


«Земля покрыта человечеством, как фрукт — плесенью»

(с) «Холодное дитя»

Если бы меня попросили описать спектакль одним словом, то это непременно стало бы — «необычно», и это даже мягко сказано. Нестандартная передача мыслей, чувств и эмоций находит свое отражение на сцене в откровенных фразах, бесстыдных движениях и диких криках.

Пьеса Мариуса фон Майенбурга, по которой поставлен спектакль, раскрывает проблему современного человека. Это и непонимание окружающими, и страх перед людьми, и неуверенность в своих силах. Подобная тематика проскальзывает во многих сюжетах, но то, как ее показал режиссер Олег Еремин, существенно отличает спектакль от ряда других.

С первых же минут поражает сцена, на которой выступают актеры. Я не сразу поняла, что перед нами увеличенный фрагмент человеческой кожи, мягкой, далеко не идеальной и утыканной шприцами. Как воспринимать такой художественный ход, тоже оставалось некоторое время загадкой. Но вскоре приходит осознание, что кожа – это отсутствие почвы под ногами, а шприцы символизируют мир нереальный, «под кайфом». Согласитесь, у каждого из нас в голове есть свое идеальное место, в которое мы так любим возвращаться, в то время как вокруг бурлит реальная жизнь, то самое дитя. И мы делаем его холодным, потому что живем миражами и фантомами.

Пожалуй, воспринимать слишком прямолинейно данную постановку нельзя, иначе можно просто-напросто «потеряться». Все важные истины скрыты в символах, находить которые доставляет одно удовольствие. Несмотря на всю серьезность проблематики постановки, в  зале не раз звучал смех. Однако «смех этот был вызван не юмором, а парадоксом», как заметил один из зрителей на обсуждении после спектакля. «Очень понравились физические взаимодействия: пощечины, танцы и т.д.» И действительно, актеры выложились по полной. Если это был удар — то с силой, если моральная боль – то со слезами на глазах, если смех – то на полную громкость.

Стоит заметить, что не зря у спектакля есть возрастное ограничение. Довольно много недетских моментов показано на сцене. «Меня очень порадовало, что в постановке откровенный текст, потому что так смотреть интереснее. К сожалению, существует очень мало подобных пьес, но если бы их было штук 25, я бы все посмотрела», — говорит впечатленная зрительница. А вот еще одно интересное мнение, которое не хочется оставлять без внимания:  «Я с театром, тем более современным, не связан, поэтому думал, что ничего не пойму. Но потом абсолютно забыл про время. Безумно понравилось, было весело, даже когда никому не было весело (смеется). Были непонятные моменты, но потом я просто перестал думать и стал наслаждаться».

Наслаждение – то самое чувство, которое у меня вызвал спектакль «Холодное дитя». Не могу сказать, что я задумалась над тем, как часто «витаю в облаках» или как много живу фантазиями. Ведь кто знает, где грань  между реальным и воображаемым?