1

Случайные встречи

Саша Тэмлейн

На самом деле, мы редко об этом задумываемся, но ведь мимо нас проходит каждый день целый карнавал: о, эта феерия вкуса и фейерверк оттенков! Люди, разных национальностей, вероисповеданий, с разными мечтами, надеждами и чаяниями, относящиеся к разным субкультурам. Каждый взгляд – как вопрос и обещание, каждое столкновение – как мимолётное свидание. Сегодня я расскажу о нескольких забавных встречах, которые произошли со мной, преимущественно, в метрополитене.

Бывают даже и совсем анекдотичные случаи: одна моя знакомая рассказывала, что какой-то мужчина в метро схватил её за грудь – а затем быстро скрылся в толпе, пока его не остановили.
Попутчики могут быть самыми разными.

С одими мы встречаемся только один раз.
Конечно, сложно представить, чтобы такая встреча оказала на нас серьёзное внимание – но всё-таки, они запоминаются, остаются в памяти.
Расскажу об одном из них.
Эта встреча состоялась в Москве.
Там вообще довольно-таки много китаянок, они целыми толпами фотографируются на Красной площади (валясь прямо на камнях мостовой), они спрашивают дорогу в метро, ну а в ресторанчике, где я обедал – их было особенно-таки много. Очевидно, это было связано с кухней. Ресторанчик назывался «Italian-Japan» – и предлагал италянскую и японскую кухню. Первый раз, когда нам подали макарлоны и палочки, я слегка растерялся. У нас там был копроративный обед по случаю конференции, мы сидели на первом этаже ресторана, и сидящий рядом со мной грузин научил меня есть палочками. Люди вокруг болтали о науке, а я совершенно не слушал их.
Я любовался.
На втором этаже, прямо над нами, сидела китаянка.
Она была очень красива, той точёной восточной красотой, которая иногда встречается у китайских женщин. Не фарфоровой гляцевостью японки, не южно-вьетнамским шармом подвижной «обезьянки». Это была чистая, резко выточенная восточная красота. Здесь, в ресторане, где подавали японскую еду, она казалась удивительно уместной.
В приглушённом, мягком освещении, в свете красных ламп, она казалась сказочной принцессой из арабской сказки. А я всё время смотрел на неё. Вначале: «Ох, опять все пялятся на мои ножки» – таким был её взгляд. «Да ладно, он просто хочет посмотреть на китаянку» – сменил его следующий. «Неужели…» – и тут тёмный огонь её глаз, прикрытых длинными пресницами, ударил прямо в меня. Она взглянула и отвела взгляд, будто обожглась.
Рядом с ней сел парень.
Я только не рассмротрел его, но мне показалось, что это типичный житель Большого Города – напыщенный, не бедный, изрядно самодовольный. Быть может, я ошибаюсь. Но куда этому парню – такую принцессу!
Для него это просто фарфоровая игрушка, с которой он понянчится – и бросит.
Они что-то ели, девушка изредко смотрела на меня.
Наконец, видимо, ему это надоело:
— Пошли, — сказал он: или что-то подобное.
Она поднялась.
Одёрнула юбочку.
И в последний раз посмотрела на меня взглядом своих глубоких южных глаз.

Я болтал в метро с двумя очаровательными узбечками (одна смешливая, полнощёкая, как луна; вторая – стройная, высокая, с длинной шеей, словно она из племени падаунгов); флиртовал с китаянкой, просил её обучить меня основным китайским выражениям: «Привет, спасибо, до свидания, извини». С восточными девушами я встречался ещё не раз – но ни одна встреча не произвела на меня такое впечатление, как эта.

Другая встреча произошла со мной уже в другом городе – но тоже в метро. Эта была встреча из разряда Чудесного, что каждый день находится рядом. Будто волшебство, магия, чародейство на миг прорывается из Истинного мира в наш, и мы можем ощутить его малиновое дыхание на своей щеке.
Мы ехали рядом – я и она.
Сидели на одном длинном сиденье.
Был вечер, кажется, часов пять пятницы.
У неё были очаровательные шуки, я сразу же в них влюбился: кругленькие, смешные, они торчали из причёски, как ушки Гаечки из мульсериала «Чип и Дейл». Лицо было миловидное, с чуть крупноватыми чертами: большие глаза, носик, полноватые губы – именно такое как я люблю: симпатичное, но не бешено красивое. Ушки ещё сильнее подчёркивала натянутая на голову бейсболка. С этой бесйболкой она походила на работницу «МакДональдса» или какую-нибудь «раздатчицу» флаеров в метро.
Ехать нужно было долго.
Вначале я просто рассматривал её ушки.
Мы сидели так близко, что даже её попку за кучей взгромозденных на колени пакетов не мог рассмотреть – а к попкам я отношусь серьёзно. На мой взгляд, если девушка не имеет красивой, спортивной попки, в 9 случаях из 10 это говорит о её лени, неуважению к себе и к окружающим.
Ехали мы довольно долго, и украдкой рассматривал её ушки – пока не наткнулся на ответный взгляд.
Смутившись, я потупился.
Но девушка была чудесна, великолепна: из тех, что я называю «мишками Гамми»: упругая, пружинистая, всё в нужных местах – и ничего лучшего. По крайней мере, насколько я мог судить… Такие девушки – как подарок, как сладкий шоколадный торт. От таких ждёшь только радость и улыбки; смешливость, доверчивость и упрямство – вот их черты. Они словно трюфели и как контфетти; слаще карамели, теплее свитера из кашемира и пьянят, как амаретто.
Возможно в любой другой день бы познакомился с ней.
Но сейчас всё было по-другому.
Был вечер.
Конец недели.
Я очень устал.
На самом деле с подобными ситуациями в метро сталкиваешься довольно часто: если ты рассматриваешь девушку, а она начинает рассматривать тебя в ответ, поправлять воосы, сумочку, она уже жаждет общения – можно смело идти знакомиться! Да, такой вот мини-урок пикапа…
Однажды я пересматривался в метро с девушкой, а потом мы оба вместе рассмеялись, когда наши взгляды встретились. С другой девушкой мы долго обменивалсиь взглядами, а потом, когда я вышел на станции «Автозаводская», а она поехала дальше – отдал ей честь, как в армии. Её это здорово рассмешило. Нечто подобное произошло и сейчас. То я любовался её ушками, то она украдкой посматривала на меня, бросая быстрые взгляды из-под густых ресниц. Но наши взгляды не пресекались. А затем… Я снова посмотрел на неё, она на меня, и наши взгляды встретились.
Она прсынула со смеху.
Я не выдержал, и тоже рассмеялся.
Поезд зашипел, сбавляя ход.
Замелькали какие-то трубки и провода, а щатем, внезапно, вынырнула Станция. Плавно она вплывала в наш мир. Сиденья из дерева, высоченные колонны, облицованные мрамором…
Девушка вышла на этой станции.
Это была и моя станция тоже.
Беда в том, что мне совершенно не хотелось знакомиться – головная боль, проблемы на работе, сложности с родителями… Не было настроения, да и желания впутывать кого-то в свою судьбу.
Она прошла два шага и замерла.
Ей было в другую сторону.
Оглянулась.
И да, теперь я отчётливо видел – попка её, обтянутая клетчатыми тесными штанишками, была прекрасна. Ни слишком худая, ни слишком полная. Спортивная и крепенькая – в самый раз. Жаль что я не знал об этом раньше. Быть может, тогда бы мне хватило смелости.
Я развернулся и ушёл.
Домой.
Больше я никогда её не видел.

Чуть позже я пытался её найти, ну знаете, всякие там сервисы наподобие «Найди меня», но не слишком преуспел в этом. Слишком много времени прошло, да для этого и нужна определённая удача. Не знаю, могло ли что-то у нас сложиться. Смогли бы мы стать парой? Или сходили бы на пару свиданий и разбежались? Не знаю. И уже никогда не узнаю. Прощай, моя плюшевая мишка.
Очень жаль, что я так и не позвал тебя.