Kulick.Magazine, театр Мастерская, Питер, Записки юного врача

Скальпель, пинцет, огурец. «Записки юного врача» в «Мастерской»

Случаи из врачебной практики в деревне Никольское. Текст – Михаил Булгаков, инсценировка – театр «Мастерская».


Свободный автор: Ирина Петрова

Фотограф: Дарья Пичугина


Театральный сезон 2015/2016 уже на исходе, скоро труппы разлетятся на гастроли,  чтобы лишь осенью вернуться на родные подмостки. Но погодите утирать слезы платочком и расходиться в грусти по домам. Театр «Мастерская» под занавес сделал поистине королевский подарок своим поклонникам – моноспектакль «Записки юного врача» по циклу рассказов М.А. Булгакова. В главной и единственной роли – актер Максим Блинов. Сразу спешу отметить, что самого скандального рассказа «Морфий» в спектакле нет. Да и большинство исследователей творчества Булгакова не признают его принадлежность остальным произведениям из «Записок».

ЗВ пичугина 2

И что же мы видим за 1, 5 часа действия на малой сцене «Мастерской»? Настоящий бенефис самой сложной, благородной и героической профессии на свете – профессии врача. В завьюженную деревню Никольское, затерянную среди лесов и полей, приезжает молодой человек, вчерашний студент, но лицо его настолько свежо и еще испещрено житейскими морщинами, что бедняге каждый раз приходится оправдываться, что вовсе он и не студент, просто моложаво выглядит. Все экзамены сданы, многие даже на «отлично», в голове – только радужные перспективы, победы над смертью и звание, как минимум светила науки. Но суждено юному врачу столкнуться с реальностью: все его знания — это лишь теория, пороха он еще не нюхал, роды не принимал, с синуситами дела не имел, а про грыжу так и подумать страшно! Преодолев первые панические приступы, доктор засучивает рукава и начинает приемы больных…

ЗВ пичугина 10

Максим Блинов справляется со своей задачей замечательно. Линия поведения от неопытного школяра до повелителя хирургических инструментов сыграна мастерски. Вот дрожь в голосе от понимания того, что добрая половина лекарств, имеющихся в новоиспеченном кабинете, не знакома и совершенно не понятно, от какой болезни их применять; вот мытье рук после первой операции  (еще не понятно, будет ли она успешная, вполне возможно, что пациент не доживет до утра) – ладони скрипят уже от чистоты, а юный доктор все трет и трет их, стараясь унять дрожь;  вот уже появились уверенные и назидательные нотки в речи медика при общении с больными; а в финале и боевой настрой вернулся, голос вновь стал  уверенным и звонким. За год своей практики в неравном бою со смертью юный доктор потерял относительно не много пациентов:  6 человек из нескольких сотен.

На душе после спектакля удивительно легко и приятно, несмотря на очень реалистичные описания проводимых врачом операций. На сцене нет людей или манекенов, которых режут на хирургическом  столе, но Максим Блинов так точно и скрупулезно описывает раздробленную кость или воспаленное горло, что ты невольно видишь эту картину. Да, фантазия быстро реагирует на отлично произнесенный текст, и особенно чувствительным барышням может стать немного дурно. Но здесь же интересно понаблюдать за актерской игрой. Юный врач, описывая искореженные части человеческого тела, ни на секунду не морщится и даже не испытывает отвращение. Как будто описывает закат на море  – спокойно,  четко и без тени колебания.

ЗВ пичугина 23

«И как можно остаться после таких историй в приятном расположении духа?», — спросите вы. Ответ у меня есть. В постановке большое количество комедийных моментов, жизненно-ироничных. Все мы знаем, что врачебный юмор – крайне специфичен и даже порой чёрен. Но таких качественных шуток не встретишь ни в одном «Клубе Веселых и Находчивых». Например, когда юный доктор впервые посещает свои новые владения, то на его рабочем столе помимо толстых справочников по медицине лежит еще череп, самый настоящий, человеческий, с которым напуганный предстоящей перспективой встретить непременно грыжу молоденький врач начинает вести беседу. Ну чем не аналогия «общения» Гамлета с бедным Йориком?  А когда новые коллеги вспоминают предшественника молодого врача, умершего недавно гениального Леопольда Леопольдовича, то мало того, что имя его произносится с придыханием, так еще и лампа начинает гореть ярче, не хватает только восклика «Эврика!».

Я бы в доктора пошел, пусть меня научат! Спасибо «Мастерской» за возможность побыть причастными к такому благому и важному делу, как врачебная практика.

ЗВ пичугина 28