С миру по нитке

Надя ВасильеваСвободный автор: Светлана Зубович

Что общего у новой коллекции одежды «Zara» и 1896 годом? А также, что объединяет Пакистан, Италию, Индию, китайский хлопковый завод, блошиные рынки Парижа и московскую фабрику по производству церковной ткани рассказала Надя Васильева, известный в мире кино художник по костюмам.

Она одела Данилу Багрова в узнаваемый свитер крупной вязки, придумала футуристические наряды для волошинских Вэл и Алисы, ей с равной лёгкостью удаются стилизации под XIX век и эпоху современности – в Галерее Ленинград-центра состоялась встреча с мастером своего дела, женой Алексея Балабанова – Надей Васильевой. Сейчас она задействована в картине Алексея Учителя «Матильда», повествующей о жизни известной русской балерины Матильды Кшесинской, жившей в конце XIX – начале XX века. Тема лекции была обозначена как «Мода возвращается: исторический костюм в XXI веке», но разговор получился более глубоким и далеко выходящим за рамки заявленной темы. Надя рассказала не только о том, откуда берутся ткани и детали для пошива, как костюмы помогают актёрам лучше вживаться в роль, но и с какими трудностями ей приходится сталкиваться на съёмочной площадке.

«Художник по костюму – это не историк моды и не архивариус. Кино – это игра, а не музей», — говорит Надя. Можно сделать точную копию одежды, опираясь на исторические эскизы или экспонаты из этнографического музея, и при этом она совершенно не пойдёт актёру ровно также как кому-то не идёт синий, а кому-то голубой цвета. За романтической профессией скрывается тяжёлый психологический и физический труд. На площадке ты должен не только уметь быстро реагировать на переменчивое настроение режиссёра, уметь креативно мыслить и импровизировать, но и следить за тем, чтобы все были утеплены, если фильм снимается зимой, например.

Очень часто художники по костюмам сталкиваются с проблемой, когда материалы для производства можно найти только в другой стране: где-то делают более качественный реквизит, где-то быстрее ткут кружево, где-то используют новые технологии на производстве. Это значительно ускоряет процесс съёмки фильма, но может вызвать недопонимание со стороны продюсеров или проблемы на таможне.

Так, например, канительную бахрому эполетов для фильма «Матильда» делали в Пакистане, ткань для костюмов заказывали из Италии и Китая, из Индии была привезена потрясающая вышивка для платьев и мундиров, на тверской фабрике шили чулки со специальными швами, а на московской фабрике заказывали церковную ткань. Такие тонкости и мелочи серьёзно влияют на реалистичность воссоздаваемых костюмов. Не тот объём вышивки – и всё, картинка не смотрится, кажется плоской.

В картине кроме расшитых кружевом костюмов встречаются и лёгкие, воздушные платья белого, кремового, зефирного цветов, будто бы сошедшие с полотен Эдгара Дега, и, глядя на которые можно подумать, что это последняя коллекция одежды из магазина «Zara», а не винтаж XIX века. Мода циклична: то, что было популярно несколько лет и даже веков назад вновь возвращается практически в первозданном виде за исключением, быть может, нескольких деталей.

Многие вещи для фильма были сделаны вручную. Потрясающие шляпки с перьями, расшитые пуговицы, гирлянды из цветов – всё это плоды творения Нади и девушек из её команды. По её словам, такие нюансы показывают, насколько профессионал предан своему ремеслу и влюблён в свою работу, это настроение передаётся и актёру, влияет на его игру.

Встреча с Надей Васильевой – это портал в волшебный и необыкновенный мир кино, где самые простые вещи в руках мастеров приобретают магию и превращаются в искусство. Все экспонаты, представленные на лекции, можно было потрогать и разглядеть со всех сторон, а кое-что даже примерить, что вызвало бурный ажиотаж со стороны женской половины публики.