недетские темы в детских сказках

Пять недетских тем в детских сказках Джанни Родари

Нет никаких сомнений, что знаменитый итальянский писатель Джанни Родари ещё долго будет оставаться одним из лучших признанных эталонов литературы для детей, в нашей стране – точно. Наравне с Пеппи Длинныйчулок и Мэри Поппинс, его персонажи, такие, как Джельсомино и Чиполлино, навсегда остаются любимыми и легко узнаваемыми (недаром в 1973 году он снялся в советской экранизации его сказки про лукового мальчика в роли рассказчика). Но вот то, что дети не замечают, и что с удивлением может обнаружить для себя внимательный взрослый читатель – это гуманистический пафос, переданный оригинальным «эзоповым языком» в формате сказок, которые, как известно, являются плодом народных настроений. Итак, что можно найти в книгах Джанни Родари читайте в Kulick.Magazine.


Свободный автор: Иван Афанасьев


Тема первая.

Критика фашизма.
Как и многие представители творческой интеллигенции (наравне, например, с великим режиссёром Лукино Висконти), по началу Родари был очарован лозунгами пришедших к власти фашистов во главе с дуче Бенито Муссолини и даже вступил в фашистскую партию в 1941 году. Однако уже в 1943 году, с вторжением в Италию войск Германии и последовавшей оккупацией северной и центральной части Италии с образованием фашистской республики Сало, Родари сильно разочаровался в своих некогда обожаемых кумирах. А потеря близких друзей и определение брата Чезаре в концентрационный лагерь окончательно разубедило писателя в приверженности к фашистской идеологии, и он вступает в движение Сопротивления. Так что фашизм был для Родари красной тряпкой, на которую он бросался – пускай и аккуратно, осуждая его в своих произведениях.

Простейшим примером может служить классическая сказка про Чиполлино, где далеко ходить не надо – принц Лимон является ярчайшим образом, олицетворяющий разбазарившего страну профашиста на манер Муссолини. Забавно, что в нашем, советском переводе, усилили этот антифашистский пафос, доведя мозоль принца Лимона (на который наступил отец Чиполлино) до состояния полноценной болезни ног, чего в оригинале не было (уродство, скрывающееся за внешним опрятным фасадом). Ну и, конечно, король Джакомон из «Джельсомино в стране глупцов», идеально соответствующий образу приверженца фашизму: бывший пират, тиран, вдобавок ко всему, лжец, который хвалится прекрасными волосами, а на самом деле носит парик.


Тема вторая. Критика правительства.

Как и всякий коммунист, Родари не стеснялся противопоставлять свое мнение официальной политике, хотя и делал это аккуратно, посредством своих сказок. Как известно, после Второй Мировой войны Италия, освобождённая союзниками, стала заражаться духом капитализма, кульминацией этого стало членство в ООН в 1955 году (а перед этим – вступление в НАТО в 1949). В стране процветали неофашистские настроения, как реакция на реформы, в ответ создаются многочисленные антифашистские организации и борьба за права рабочих. Родари в своих многочисленных сказках создаёт множество удивительных образов, порицающих правительство, которое смотрит сквозь пальцы на разграбление страны буржуазией.

Если снова вернуться к «Приключениям Чиполлино», то там есть очень яркий пример «высшего класса» общества: смурные и вечно недовольные графини Вишни, которые подмяли под себя весь рабочий класс (деревню Чиполлино), а их управдом синьор Помидор – самая настоящая карикатура на «продавшуюся аристократию». Есть также барон Апельсин и герцог Мандарин – скупые, заносчивые обжоры. Заметьте также, что всех представителей буржуазии мужского пола олицетворяют круглые фрукты, а сами они непропорциональны в своих размерах (пузо барона Апельсина возит на тележке угнетённый представитель люмпенов тряпичник Фасолька).

Но куда интереснее пройтись по сказкам. Есть, например, замечательная карикатура на бездействующую знать в сказке про женщину, которая считала «апчхи!» и потом обсуждала это с подругами (и чихали, что интересно, священник и богатый аптекарь, но никак не некий синьор, «не нюхавший табаку и не болевший» — истинный пролетарий!). В сказке про страну Обжорию была целая династия любителей поесть сверх меры, последний из которых (что любопытно) съел трон и закончил на этом правление клана Обжориев. Но, возможно, самый яркий образ – это человек, который мечтал по камню украсть национальное достояние Италии, Колизей, и который только под конец жизни понял (и то из уст маленького мальчика), что нечто, принадлежащее народу, никогда не будет принадлежать ему одному.


Тема третья. Прославление коммунизма, труда и народной воли.

Разумеется, вслед за критикой фашизма следует прославление левых взглядов – недаром Джанни Родари так любили в Советском Союзе. Почти всю свою жизнь писатель проработал в качестве журналиста в живой и по сей день коммунистической газете «Унита» (пускай ныне существующей лишь в онлайн-варианте), тематика которой посвящена так или иначе рабочему классу. В 1957 году он даже сдал экзамен, чтобы официально работать в качестве журналиста, и его проекты, посвященные работе с детьми, были всегда направлены на воспитание в подрастающем поколении нового класса рабочих, который должен привести страну к процветанию. И, ради просветительской работы, он вкладывал образы «народа» в свои произведения.

И снова возвращаемся к «Приключениям Чиполлино» — тут и говорить ничего не надо: простой и веселый мальчик-луковка в драной рубашке, объявивший войну капитализму, это самое прямое воплощение образа рабочего класса. Образ Джельсомино же, который своим громким, звонким голосом всегда говорит только правду, он противопоставляет лживой политике капиталистического строя во главе с тираном Джакомоном, который не в состоянии заглушить глас народа.

И если нам снова вернуться к сказкам, то тут мы натыкаемся, например, на рассказ про движущийся тротуар, который устранил весь городской транспорт (а значит и капиталистов-владельцев транспортных компаний!) и оставил улицы для детей, которые могут спокойно играть в футбол, любимую игру рабочего класса. В рассказе «Человечек из ничего» напрямую олицетворяется пустота класса буржуазии, который ничего не делает, зато от пресыщения ест безвкусные дырки в сыре (опять-таки, продукте сельской промышленности). Ну и стихотворение «Всеобщая история», которое можно ставить в качестве эпиграфа к любому своду законов коммунистической партии:

Были только у людей
Руки, только руки,
И трудился предок наш,
И не знал он скуки.


Тема четвертая. Пацифизм.

Тут и так все достаточно ясно – любой коммунист, заставший фашизм и период крайней нестабильности страны ввиду повысившегося уровня преступности, политических убийств и терроризма в 60-х (а потом и в 70-х), будет против любой войны. И Джанни Родари не был исключением – в конце концов, ведь работа с детьми подразумевает любой отказ от насилия и суровых методов воспитания, так как они могут привести к рождению монстров и чудовищ (пример Гитлера как иллюстрация). И дети для него, примерного семьянина и отца, символизировали светлое будущее, в котором все решается посредством правильного воспитания, основанного на гуманности и уважении к правам окружающих.

Тут в первую очередь следует вспомнить самую «вкусную» сказку Родари – «Торт в небе», которая иллюстрирует отказ от милитаризма в гротескной, абсолютно сказочной форме: бомба, в которую при создании попала сладость, вместо ядерного гриба создаёт прекрасный торт, которым наслаждаются все детишки Рима (а военные, разумеется, негодуют и проигрывают). Кроме того, одно из лучших произведений Родари – «Замок, который можно было ломать»: снова в гротесковой манере предлагается практически готовое средство смягчения нравов молодёжи (и устранения неофашистских настроений), ведь что может быть лучше, чем выпустить пар и ярость на специально созданном для этого строении? Ну и сама идея протеста, несогласия с официальной, агрессивной политикой страны, в сказке про государство, где все начинается с «не» — любимой частицы каждого непослушного ребёнка, который всегда имеет право возразить!


Тема пятая. Смерть.

В стране, которая пережила на себе фашизм, предательство и оккупацию, не понаслышке знакомы со смертью. А Родари и вовсе потерял в достаточно юном возрасте множество близких людей, которых унесла война. И, как правильный отец, он считает, что детям необходимо знать заранее, что жизнь однажды заканчивается и это факт, с которым необходимо смириться во избежание психологических травм.

На эту тему у него есть два очень важных произведения. Первое – это, конечно, «Голубая стрела», явно написанная под впечатлением от «Синей птицы» Мориса Метерлинка, где тема смерти обыгрывается в детских образах: ожившие игрушки, феи, волшебство. Любопытно, что, как и пьеса бельгийского драматурга, сказка Родари была значительно переработана в СССР – в экранизациях обоих произведений полностью убрали тему смерти, превратив их в прямолинейную детскую экранизацию. А в «Стреле», между прочим, есть образ Генерала, который страдает от паранойи (а значит, боится умереть), и в итоге погибает под снегом, лишившись своего военного потенциала.

Но есть ещё два очень любопытных образа в сказках. Первый перекликается с темой воспевания коммунизма – король, который должен был умереть, и который во избежание этого должен был возвести на трон нищего старика, но поскупился своим местом (негоже пролетариату на царском ложе сидеть!) и умер. Вот уж показательный пример – капитализм умрёт на своем месте, а рабочий класс будет процветать вечно. Но есть и ещё более сильный пример – маленький рассказ «Солдатское одеяло», где есть всё, что нужно для ребенка, выросшего в стране, которая пережила войну: указ мириться с трудностями, призыв к почитанию родителей и мысль о том, что смерть есть лишь продолжение жизни, но уже в другом человеке (как отец остаётся с мальчиком и греет его даже после своей смерти, когда тот укрывается одеялом покойного предка).


Kulick.Magazine — журнал про детские и недетские темы в культуре и искусстве.