Наши режиссеры еще не пропили свой «глобус»

Географ глобус пропил

Автор статьи: Кристина Хачатрян

Не так давно я пересмотрела отечественный фильм 2013 года «Географ глобус пропил», снятый по одноименному роману Алексея Иванова. Меня он очень зацепил и стал одним из самых любимых фильмов.

После выхода картины в прокат, о «Географе» стали много говорить. В первую очередь, потому, что фильм завоевал главную награду сочинского «Кинотавра». Второй причиной стало то, что сегодняшний российский зритель не привык к такому отечественному кино.

Фильм получился довольно неоднозначным. Мне стало интересно, какие отзывы он получил, что о нем говорили критики и простой зритель. Прочитав в Интернете приблизительно отзывов двадцать, поняла, что у меня не хватит терпения продолжить, потому, что эти «авторы» вывернули все наизнанку, извратили смысл и сделали фильм совершенно ничтожным.

Во-первых, меня поразили те люди, кому фильм не понравился. Хочется сделать акцент только на том, что не очень приятно было читать от всяких «умников», что «зрителя оплевали», так как кино ни о чем; что это какой-то отрывок из бессмысленной жизни бездействующего алкоголика, и «в тысячу раз было бы интереснее смотреть фильм «Из жизни насекомых».

Все же более отвратительное впечатление произвела категория так называемых «интеллектуалов». Возникло ощущение, что те, кому фильм понравился, просто люди, всегда пытающиеся каким-то образом отличиться. Серое, дешевое, непонятное кино смотрели до конца и терпели, как могли, только чтобы потом воображать себя умными и разборчивыми киноманами.

Я не понимаю, как большинство людей видит основную идею фильма в киноинтерпретации жизни российской провинции с ее унылой бедностью, скукой, алкоголизмом, неудачниками и быдло-детьми. «В наших глубинках много таких…» — пишет кто-то из псевдоинтеллектуалов. Господи, насколько тощие их души! Как же, ну как же можно было не увидеть, что фильм о Че-ло-ве-ке…

После просмотра фильма мне сразу почему-то вспомнились размышления Андрея Болконского при смерти о человеческой и божеской любви. Человеческая любовь может перейти в ненависть, божеская — никогда не меняется. Это любовь к другу, к врагу, к природе, к миру, ко всему вокруг, что и есть сущность человеческой души.
Именно такой же и географ. Виктор Служкин – человек и, в то же время, не человек. В отличие от князя Болконского, он не прощается с жизнью и не резюмирует над ее содержанием. Виктор просто живет. Живет со своим внутренним чувством совершенной любви, в объяснении которой он сопоставляет себя со святым, и заключает, что для него цель – никому не являться залогом счастья, и чтобы для него им не был. Но при этом он всех бы любил, и его все любили.

Географ не человек в привычном для нас понимании. Его приверженность к алкоголю, внешняя бездейственность, покорность обстоятельствам и смиренность, мне кажется, говорят о том, что его ценности противопоставлены обыденным, общечеловеческим. Даже сама работа географом в школе, должно быть, символична: «Гео» — земля, «граф(-о)» — писать, описывать, то есть в широком смысле можно сказать, что его предназначение – весь мир, и новому поколению давать знания об этом мире. Поэтому, наверное, он и герой нашего времени, и его жертва.
Честно говоря, после первого просмотра у меня и возникли все эти мысли, но очень неуверенно. Боясь ошибиться, я пересмотрела еще раз, и потом прочитала лихорадочно за несколько дней книгу, и только укрепила веру в свое мнение. Читая отзывы на фильм, попадались такие авторы «80 уровня», которые тоже прочитали книгу и могли утверждать, что книга и фильм совершенно разные, ничего не имеют общего.

Я же считаю, что это полная глупость, как и те анализы, которые они проводили. Если эти знатоки сделали выводы после того, как увидели, что по сценарию фильм был перенесен из 90-х годов в наши дни, то поступили довольно опрометчиво. Эпоха – не настолько важная деталь для сравнений, потому что создатели уговаривают нас увидеть более глубокую идею, независимую от характеристик времени.

«Географ глобус пропил» — и книга, и фильм, — это исключительно редкое произведение, с которым настоятельно необходимо познакомиться. Для кинолюбителей оно будет интересно, потому, как российский экран совсем не балует зрителя достойным кино, а тем, кому более приятно получать удовольствие от чтения, обязательно будут заинтересованы хорошим современным русским романом. И желательно возвращаться к книге, и к фильму несколько раз, потому что это произведение как раз из тех, которые при каждом новом взаимодействии обрастают новыми и новыми смыслами.