maretti

У нас есть Нанни Моретти

Недавно в Московской Школе Кино состоялась лекция знаменитого итальянского режиссера Нанни Моретти. На ней присутствовал автор Kulick.Magazine – и теперь готов поделиться своими впечатлениями.


Свободный автор: Катерина Криворучко


Нанни Моретти — один из самых титулованных режиссеров Италии. На его счету множество наград, включая «Золотую пальмовую ветвь» и «Золотой глобус». Он пришел в кинематограф, когда Фелинин уже был немолод, а Торнаторе еще никому не известен, и снял более 10 полнометражных фильмов, каждый из которых стал событием. Сегодня Моретти приехал в Россию, где впервые проходит ретроспектива его картин.

moretti
Чехов сказал однажды: «можешь не писать — не пиши». Моретти, скорее, не может не снимать. Начинал он еще с небольшой камеры «Супер-8» и, так как у него не было единомышленников, он пытался увлечь за собой друзей и родных. Полностью закончить и, главное, отпустить фильм — не так-то просто, поэтому работа над новым фильмом не всегда начинается осознанно. Даже болезнь Моретти воспринимал через призму работы. Каково это, начать жить заново? Моретти не может ответить однозначно, потому что, по его словам все анализы и томографии были процессом съемок, а он был режиссером своей болезни.

Лекция «Смешение трагичного и смешного в кино» стал действительно уникальным событием. Если честно, все полтора часа, что длилась встреча, у меня в голове никак не могло уложиться, что пожилой мужчина в обычном пуловере цвета хаки, легко и с юмором отвечающий на вопросы публики — тот самый знаменитый Нанни Моретти. Наверное, дело в стереотипном восприятии кинематографистов, которое сложилось под влиянием фоторепортажа с красных дорожек фестивалей: вечерние туалеты и роскошь, глядя на которые забываешь, что все они — обычные люди.

Каждый режиссер-автор обладает своим неповторимым почерком. На протяжении вечера неоднократно звучали вопросы о так называемом «секрете успеха», аудитория стремилась вывести формулу комического и трагического в фильмах Моретти. Удивительно, но ответ режиссера «у меня нет определенного метода, я стараюсь быть непредсказуемым, потому что сам, как зритель, ценю это в фильмах других режиссеров. Я просто делаю то, что мне нравится и так, как мне нравится» совершенно не устраивал публику.

Не секрет, что все фильмы Моретти в той или иной автобиографичны. В своих героев режиссер привносит себя. А за его умение видеть забавное даже в драматическом, его даже называют «итальянским Вуди Алленом». «Как можно говорить о себе серьезно, без иронии? Если попытаешься рассказывать всерьез, то это у тебя точно не получится!»— воскликнул итальянец. Именно этим высказыванием характеризуется один из ключевых фильмов в его творчестве — «Дорогой дневник», который вырос в 100 минутную ленту из небольшой короткометражки о любви режиссера кататься на скутере по Риму. Легкость первой главы этого фильма дала толчок для написания еще двух в том же стиле.

moretti

Умение создавать фильмы из каких-то определенных сцен, зародившихся в голове — один из методов Моретти. Большая часть его фильмов были разработаны не из изначально строго прописанного сценария, а из каких-то эпизодов. Стартом фильма «У нас есть папа» был не прием «папа римский в бассейне», а психологическая разработка идей «папа римский, который плачет от того, что не может выйти на балкон к верующим» и «кардинал в депрессии». Такой же оказалась и одна из кульминационных сцен в «Комнате сына». Парк развлечений и боль утраты — несовместимые понятия, но в этом оксюмороне зритель острее чувствует переживания психоаналитика, который сам пытается справиться с потерей собственного сына. Вместо традиционного для кинематографа образа дороги или прогулки на закате под печальную музыку, герой Моретти отправляется в Луна Парк, что поражает кинематографистов в зале, как дважды два знающих как предугадать реакцию зрителя на грустную музыку. Но для Нанни Моретти такая реакция героя — естественная. С ним трудно не согласиться, ведь разрядка не всегда в слезах или рефлексии.

moretti

Естественность — главный критерий творчества Моретти. В диалогах его героев нет литературного пафоса. Они простые, понятные и очень живые. Режиссер признается, что при написании сценария всегда сам проговаривает реплики вслух, чтобы избежать книжности и надуманности. Чего нельзя сказать о репетициях с актерами, которые он полностью отрицает, потому что тогда, как считает итальянец, пропадет эффект беседы, а появится заученность.

Работа с актерами очень важна для Нанни Моретти. Будучи одновременно и режиссером, и сценаристом, и актером, он очень точно понимает, чего он ждет от актеров и совершенно неважно, какого они возраста. К детям у Моретти требования точно такие же, как и ко взрослым — режиссер признает, что никому не делает поблажек на съемочной площадке.
Подход к работе с актером у итальянца истинно брехтовский. Он против «игры» в кино, он не переносит, когда дети играют ребенка (или точнее роль ребенка). То же относится и ко взрослым: режиссеру очень нравится, когда не актер работает над ролью, а когда он привносит в нее себя – ради естественности Моретти готов скорее переписать сценарий под актера, чем вынудить его играть что-то.

С возрастом начинаешься задумываться над темой жизни и смерти. Не удивительно, что такие размышления редко посещают в двадцать лет. Более серьезные темы и менее смешные фильмы. Моретти не отрицает, что однажды он, возможно, снимет классическую драму без капли юмора. Но она точно не будет автобиографичной. Ведь как можно говорить серьезно о самом себе, это же смешно, не так ли?


Kulick.Magazine — журнал про культуру и искусство.