Kulick.Magazine, Сергиенко, Музей эмоций

«Русские — очень творческая нация» (с) Алексей Сергиенко

Kulick.Magazine взял эксклюзивное интервью у Алексея Сергиенко и теперь расскажет своим читателям, как известный поп-арт художник совмещает искусство и бизнес.


Свободный автор: Сергей Кулик
Фотограф: Марина Петрова
Режиссер: Марина Дё


Интервью у Алексея Сергиенко

Начало. Пространства. 

Первое пространство я открыл в 1989 году, когда вернулся из армии. Мы с друзьями организовали лофт – это была большая квартира на Дворцовой набережной, где мы все вместе жили, устраивали различные интересные мероприятия. Первоначально снимали его, чтобы было где жить. Потом я даже перестал тратить деньги на еду, потому что каждый вечер устраивались мероприятия: дни рождения, праздники. Я мог взять из холодильника всё, что хотел.

Меня всегда интересовали проекты, которые можно единожды организовать, чтобы потом они могли существовать самостоятельно, без меня. На сегодняшний день у меня 109 проектов. Сейчас во всех них я делегировал полномочия, они живут самостоятельно. В некоторых организованных мною проектах, заведениях я не был уже года три. Бывает, захожу как клиент, иногда меня даже не узнают.

Kulick.Magazine, Сергиенко, Музей эмоций

Коммерческие проекты

Спасибо Михаилу Бородянскому за то, что открыл для меня векторную психологию. Жизнь стала значительно понятней. Потому что до того, как он мне все объяснил, я не мог понять некоторых своих поступков. Я делал так, как больше не делал никто другой.

Конечно, когда ты открываешь первый в мире проект – это уже само по себе очень рискованно. Раз этого никто не делал, значит, результат будет неизвестен. У меня часто бывает, что я что-то открываю, и оно совсем не работает: людям не понравилось, и они не пошли. И всё. А ты потратил столько времени, и денег, и сил впустую.

А иногда наоборот, что-то открываешь, и это превосходит все ожидания. В случае с «Музеем эмоций» я очень доволен результатом. Я считаю, что совершил подвиг, потому что Санкт-Петербург – самый неудачный город для открытия музея. Открывать что-то маленькое своими силами на деньги, которые берешь в долг, или в помещении, которое покупаешь в ипотеку, — это уже непросто.

Надо понимать, что в создании имени Дэмиена Хёрста участвовало, как минимум, несколько человек. Организаторы выставок, кураторы и галерея White Cube. Сам художник не сможет себя сделать. Мои проекты получаются потому, что я совмещаю в себе и художника, и бизнесмена. Также я занимаюсь этим давно: я и галерист, и куратор. Но при этом мне самому нужен искусствовед, который меня направит, галерист, который непосредственно будет торговать моим искусством и понимает, как это нужно делать.

Русские — очень творческая нация, чрезвычайно творческая. Мы экспериментируем, мы хулиганим. Это у нас в крови. Но при этом ситуация в стране такова, что мы не думаем о завтрашнем дне.

Kulick.Magazine, Сергиенко, Музей эмоций

Русские художники в мировом искусстве 

Мировой арт-рынок имеет оборот около 20 млрд. долларов в год. Интересно, что произведением искусства считается только то, что куплено на специальных аукционах, на выставках и в галереях. Россия в этих 20 млрд. практически не участвует, хотя, на мой взгляд, это самый интеллектуальный, быстрорастущий, интересный и прибыльный бизнес в мире. Китайские и русские художники во время перестройки начинали вместе. В России был Олег Кулик, который взорвал мир, но так и не разбогател. А вот китайские художники, которые стартовали в то же время, сейчас стоят по 20-30 млн. долларов. Это об отношении: почему китайские бизнесмены поддерживают своих художников, а русские —  нет?

К нам в « Музей эмоций» недавно приезжали американские психологи. Они нашли нас в интернете и решили посмотреть, что мы сделали. Они задали два вопроса: «Можете ли вы уделить нам 3 часа своего времени?» и «Сколько это ваше время будет стоит?». Это европейский подход – нельзя ничего брать бесплатно. Я вот здесь (в «Музее эмоций») продаю на входе билеты. Таким образом я уже приучаю наших людей платить за искусство. Причем у нас действует скидка: можно поднять руку и сказать: «Я — студент» или «Я — художник». Для дружественных специальностей у нас скидка 50%. Об этом знают практически все. И все равно, кто-то платит полную стоимость, а кто-то половину. Здесь, в первую очередь, отношение к искусству и ко мне. Я пробовал организовывать несколько проектов за donation. Например, йогу в «Новой Голландии». Занимались мы минут 70, положили мне в районе 4000 рублей. Причем я знал одного своего знакомого, который положил 500 рублей (смеется). В основном были бумажки по 50 и по 100. Вот так у нас прошел donation.

Kulick.Magazine, Сергиенко, Музей эмоций

Жизнь художника

За счет искусства в чистом виде я, к сожалению, пока не живу. У меня есть еще коммерческие проекты. Искусство очень нестабильно. У меня же семеро детей, и я чувствую на себе ответственность за них. Когда дети вырастут, у меня появится возможность экспериментировать со своими финансами.

Мне кажется, мир для меня, а не я для мира. Потому что здесь я самый главный. Я могу сказать, что я – произведение искусства.

Kulick.Magazine, Сергиенко, Музей эмоций

Стратегия

Спонтанно получаются только маленькие проекты. Когда я планировал «Музей эмоций», у меня получилось, что я должен совершить 2000 действий. Неудачи случаются, однако я стараюсь, чтобы их было меньше. Я занимаюсь этим давно, помогает жизненный опыт. Чтобы все получалось, нужно изначально работать над собой. У меня в рюкзаке, с которым я всегда хожу, лежат тренажеры для развития зрительной памяти, карточки с английскими и китайскими словами, и блокнот, куда я записываю точные данные, цифры, номера, которые часто забываю. Это – постоянное стремление к самосовершенствованию.

Чтобы создать проект, который будет трогать массы, нужно говорить о том, что волнует всех. Например, «Музей эмоций». Если мы откроем «Музей специй», то это затронет приблизительно 5% потенциальных посетителей. А есть, например, счастье. Счастье интересует всех. Все хотят быть счастливыми, чтобы жизнь была наполненной и яркой. Эмоции – это самое главное в нашей жизни.

Kulick.Magazine, Сергиенко, Музей эмоций

Продвижение

Произведение искусства может быть популярно без финансовых вложений, но, если взять закон о продажах, то продается только современное искусство. Современным искусство становится через 10-15 лет, и требуется, чтобы все это время оно было на виду.


Опросник Марселя Пруста


  •   К каким порокам вы чувствуете наибольшее снисхождение?
    Не буду говорить. Это ни обжорство, ни убийство, ни воровство.
  •  К чему вы испытываете отвращение?
    К глупости и подлости.
  •   Какой бы хотелось иметь талант?
    Музыкальный талант и способности синестетов, например, видеть цвет и ощущать звук.
  •   Какое у вас любимое знание?
    Человек рожден, чтобы быть счастливым.
  •    Как хотели бы умереть?
    Нескоро. Я хочу жить, как минимум, до 140-150 лет.
  •  Если дьявол предложит вам без лишних условий вечную молодость, вы бы приняли это?
    Молодость можно получить и так.

*Синестезия — нейрологический феномен, при котором раздражение в одной сенсорной или когнитивной системе ведет к автоматическому, непроизвольному отклику в другой сенсорной системе. Люди, которые сообщают о подобном опыте, называются синестетами.

Другое определение синестезии можно сформулировать следующим образом: явление восприятия, при котором раздражение одного органа чувств (вследствие иррадиации возбуждения с нервных структур одной сенсорной системы на другую) наряду со специфическими для него ощущениями вызывает и ощущения, соответствующие другому органу чувств. Следует учитывать, что синестезия не является психическим расстройством. (Википедия)