Kulick.Magazine, питер, театр, Сергей Азеев, Полина Митряшина, Кораблик дураков

Любовная лодка разбилась о быт. Спектакль «Кораблик дураков»

Театрально-пластический очерк с элементами хард-кора и со словами из рассказов Г.Г. Маркеса «Кораблик дураков»  30 апреля пришвартовался на сцене музея Ф.М. Достоевского. У руля – режиссер Сергей Азеев , хореограф Полина Митряшина и сценограф Николай Хамов.


Свободный автор: Ирина Петрова

Фотограф: Екатерина Бондарь


«Кораблик дураков» — это не драма и не комедия, не танцевальное шоу и не клоунада. Это живой и пульсирующий микс  из различных театральных форм, но в первую очередь из эмоций и ощущений. Перед началом спектакля режиссер-постановщик Сергей Азеев прочитал зрителям небольшое либретто спектакля. История о том, как быть, если, однажды проснувшись, ты понял, что нет больше сил находится рядом с некогда любимым человеком. Но немного забегая вперед, хочется отметить, что тема оказалась значительно шире. «Кораблик дураков» —  о свободе и не свободе человека,  о рамках, в которые нас загоняют обстоятельства или мы сами.

DSC_5943

DSC_5868

Спектакль основан на трех рассказах Габриэля Гарсия Маркеса: «Ева внутри своей кошки», «Третье измерение» и «Глаза голубой собаки». Но эти произведения скорее не фундамент постановки, а его сопровождение. Наполненные метафорами сюрреалистические сказания Маркеса прекрасно вплетаются в сюжет спектакля, добавляя полутонов и символичности.  Тексты здесь выступают в роли ассоциативного ряда, являясь неким саундтреком спектакля.

DSC_5820 DSC_5836

На сцене – четверо исполнителей. Молодой человек (Виталий Гудков) вначале достаточно аморфен и как бы отстранен от действия, он как сжатая в комок бумажка, отброшенная в сторону по ненужности, похоже, что радости в его жизни нет. Он не имеет возможности даже закурить сигарету — из репродуктора слышен строгий голос его второй половинки (Полина Митряшина): «Не кури. Это вредно!». Но по ходу действия мужчина набирает все больше и больше сил, находит в себе силы взбунтоваться, из его уст звучит очень экспрессивный и немного нервный монолог про «Пред-рас-суд-ки!», сопровождаемый танцем, чем-то напоминающим модный когда-то стиль тектоник. Движения дерганные, резкие, как будто даже немного выпадающие из общего действия. Это как бунт, как борьба, выход из зоны комфорта.  А следующий кадр – красивый и одновременно пугающий пластический этюд в исполнении Анастасии Азеевой-Шведовой, а точнее – ее  спины. Стройная спина актрисы начинает ходить ходуном, изгибается изящный позвоночник, а фоном звучит монолог о человеческой сути. Все это завораживающее действие  выглядит как  метафора перерождения.

DSC_5852 DSC_5857

Да, метафорами полон «Кораблик дураков». Апельсины как аналог библейского яблока грехопадения. Почему именно этот фрукт, столь полезный и наполненный витаминами ? Возможно, потому, что он как солнце в миниатюре, как нечто яркое и манящее, оставляющее следы. Апельсин просто так не съешь, он еще долго преследует тебя пряным ароматом. На сцене  две грации — Анастасия Азеева-Шведова и Мария Зинькова, они смотрят горящими глазами на висящий апельсин, жаждут его и в итоге получают.

1DSC_5813 DSC_5809 1DSC_5874

Декораций в спектакле практически нет, единственная громоздкая конструкция – рамка в форме прямоугольника, которая то повисает в воздухе, то опускается на пол. Она олицетворяет собой ловушку, в которую так или иначе попадают герои действия. Она опускается на них как колпак, снаружи этих граней можно быть свободным, танцевать, ходить, прыгать, да и просто стоять, а внутри – места мало, воздуха мало, свободы мало.

DSC_5821 1DSC_5881

Почему «Кораблик дураков»? Для себя я объяснила это название так: все мы так или иначе в одной лодке, главное, ее не раскачивать и пробовать жить в гармонии, в первую очередь – с самим собой.

DSC_5894
На фото (слева направо) : Анастасия Азеева-Шведова, Полина Митряшина, Марина Зинькова, Виталий Гудков