Долин о кризисе кино в России

«Стойте и слушайте, пока уши не завянут». Кризис российского кино.

Почему современное российское кино переживает кризис? Где его истоки и какие есть пути решения? Kulick.Magazine побывал на лекции ведущего кинокритика Антона Долина, которая прошла 25 июня на «Лендоке», и постарался разобраться в этих вопросах.


Свободный автор: Уля Тряпичкина


Так как, по словам кинокритика Антона Долина, искусство выживания в кризис никому неизвестно, ибо наступает кризис вдруг и никто не знает что с ним делать, то первым делом, как и в любой болезни, необходимо поставить диагноз. В кризисе современного российского кино Долин выделил два взаимосвязанных аспекта кризиса- экономический и тематический.

«Мы не умеем делать фильмы для всего мира и никогда не пытались этого делать»

Цены на нефть не стоят на месте, рубль сильно упал. Несложно догадаться, что это прямо связано с упадком или грядущим упадком российского кино. Объявление года кино — это магическая попытка как-то заклинать реальность. Если мы год так назовем, станет немножко проще. Но в реальности у нас не очень дешево снимать кино. Люди обеднели, психологически сложнее стало купить билет в кино. Одновременно с этим кинотеатры, не желая терять своего, поднимают цены. Это заколдованный круг, из которого очень трудно вырваться.

Государство говорит о хорошей идее создания большой региональной сети кинотеатров. Но как именно это поможет российскому кино, для которого все и делается, никто не знает. Многие сегодня обвиняют Голливуд, считают, что нужно его подзапретить или отодвинуть, чтобы нашим фильмам было лучше. Но прокат у нас возник не потому, что Путин так приказал, а из-за большого зрительского потенциала. Возникло поколение, два, три, привыкшее смотреть кино в хорошем качестве. Когда эти люди идут на российские фильмы, которые, как им сказали, такие же «Трансформеры», только наши, выходят жестоко обманутыми. Дело в том, что Голливуд, начиная с 20-х годов ХХ-го века снимает не американское кино, он снимает всемирное кино. Все, что они делают, они делают с расчетом на то, что это будет смотреть весь мир. А у нас этого даже в расчете нет.

Наши фильмы сделаны с расчетом на нашу публику. Если какой-нибудь Китай, не говоря о Франции, берет в прокат Российский фильм, и для нас, и для авторов фильмов это всегда чудо. Сейчас «Экипаж» взяла в прокат Япония, весь творческий коллектив создателей фильма в шоке. Мы не умеем делать фильмы для всего мира и никогда не пытались этого делать. Поэтому, как только у нас начнут запрещать голливудское кино, хуже станет всем. Вот есть Франция. Французский опыт действительно забавен. Любой фильм, который идет в прокате, копеечку с проданных билетов отдает в поддержку французского кино. Голливудский фильм, французский или русский — любой.  К сожалению, кризис, связанный с экономикой, в этой ситуации никак не победить.

«Установки на поиск талантов у государства нет»

Второй аспект тематический. Связан он с тем, что, начиная с украинского кризиса в российской идеологии, происходит отделение нас от всего мира. Курс на экзистенциализм, усиленный патриотизм, фальшь, которую зритель чувствует очень хорошо, что бы под этим не понималось. Идеологическое давление — это огромная проблема. Но кино существует за счет государственной поддержки, независимых фильмов очень мало. А как только государство указывает тему, сразу выстраиваются люди, которые готовы снять все что угодно. Это открытая дверь для халявщиков, а установки на поиск талантов у государства нет.

На последнем питченге Фонда кино было больше 60 проектов, это результат последних нескольких лет кризиса экономического и политического.

Первый отряд представленных лент — патриотический фильм.  Ни в одной другой стране мира не существует такого жанра. Что это такое?  Долгие годы это были фильмы про Великую Отечественную войну. Тут трагическая ситуация, потому что за все время существования российского кинематографа был снят один коммерчески успешный фильм про Великую Отечественную войну — это фильм «Сталинград». Ни «Утомленное солнце», ни даже «Брестская крепость» не имели зрительского успеха. Сверху дается установка снимать такие фильмы, но публика их не смотрит. Ей это просто неинтересно.

Второй после патриотического чисто русский жанр- это доброе кино. То кино, которое не пытается быть хорошим, но зато оно доброе и пробуждает добрые чувства. Они все очень похожи на полнометражную рекламу майонеза, где всегда все улыбаются и друг друга любят. При этом присутствуют специфического рода шутки, преподнесённые таким образом, чтобы можно было поставить 0+. За последние годы это единственное, что наше кино придумало «как бы своего».

И последний отряд -это мультфильмы. Тут мы имеем дело с парадоксом. Отечественная анимация сейчас переживает свои самые лучшие годы. В Каннах из двух фильмов, которые отобрали, один был анимационный — «Слушая Бетховена» Гарри Бардина. На Оскаре мультфильм «Мы не можем жить без космоса» Бронзита получил номинацию. Наши анимационные сериалы «Маша и медведь», «Смешарики», «Фиксики» смотрит весь мир.

Но в Фонд кино несут другое. Полнометражные мультфильмы, кроме фильмов про трех богатырей, особенного успеха не имеют. И каков результат? Рождается страшный гибрид полнометражной анимации и патриотического фильма, как например «Необыкновенное Путешествие Серафимы». Все это происходит на фоне «В поисках Дори» или «Головоломки».

«Идея — это последнее в списке»

Еще одна проблема русского кино в том, что у нас перевернутая психология того, как делается фильм.  На Западе все начинается с зарождения оригинальной и интересной идеи. Под идею ищут сценариста, режиссёра, продюсера. Потом ищут подходящих актеров, потом пытаются понять, какой жанр из этого получается, под это делают бюджет и начинают снимать. У нас все наоборот. Люди решают сделать фильм. Первое, о чем они думают — это о кассовых сборах. Потом думают:«Чтобы заработать столько денег, какой жанр нужно снять?» Кажется, последний успешный фильм был комедией, значит, будет комедия. А какие актеры снимались последний раз в комедии? Ага, Светлаков  и Вера Брежнева, так. Теперь подумаем, чем они будут заниматься». То есть идея — это последнее в списке.

Это то, что нужно перевернуть. Нужны фильмы, в основе которых будет необычная идея. Искусство выживания в кризис должно быть в том, чтобы вспомнить, чем жил советский кинематограф. В чем была его слава? Она всегда была в авторском кино. Оно было популярно, нестандартно, не имело прецедентов. Это Чухрай, Тарковский, Кира Муратова, Сокуров, сегодня Звягинцев, Сергей Лозница.

На Венецианском фестивале год назад в списке стран участниц не было России, а в списке фильмов-участников были «Событие» Сергея Лозницы и «Франкофония» Сокурова. «Франкофония» был немецко-французским фильмом, а «Событие» — бельгийско-голландским, потому что именно эти страны дали деньги на создание. Но в России сделано все, чтобы затоптать, прогнать куда-то авторское кино. Оно нам не нужно, потому что оно не выгодно. А зачем оно нужно гигантам Голливуда? Ответ простой: авторское кино не стоит много денег, они часто не возвращаются, но это кузница идей. Те самые идеи и берутся оттуда. Как только мы вспомним об этом, поймем, что наша гордость не Бондарчук и Бекмамбетов, а Звягинцев и Сокуров.


Kulick Magazine — журнал про культуру и искусство. Смотрите больше наших практических видеочитайте статьи и не забывайте про авторское кино!