Kulick.Magazine, Суриков, чтение

Красные башмачки

История о том, что подарить немного доброты ближнему под силу каждому из нас.


Автор: Ольга Бынзарь


Утренний туман наконец-то рассеялся, и небо окрасилось в почти прозрачный голубой цвет. Из-за далёкой серой тучи пробивались бледные лучи солнца. Эту неяркую картину разбавляли пёстрые оттенки осенних листьев, плавно падающие с влажных от тумана деревьев. Старый человек, одетый в мятые грязные лохмотья и неуклюжую дырявую шапку, сидел на лавочке в парке и смотрел на развесистый клен напротив, который сбрасывал со своих ветвей последние напоминания о лете. Старик сравнивал себя с этими осенними листочками, которые прожили свою недолгую жизнь, но были полезны людям. В жаркие летние дни они своей тенью укрывали людей от невыносимого зноя, а сейчас, постаревшие, никому не нужные, заканчивали свой век на земле.

Голод беспощадно сворачивал пустой желудок, казалось, живот сдулся, как воздушный шарик. Собрав последние силы, старик встал и побрёл к находящемуся неподалёку входу в метро, который был похож на муравейник, кишащий торопящимися людьми, озабоченными своими будничными мыслями. Он медленно опустился на каменную ступеньку. Ободранный лист картона, на который он сел, не спасал от сырости. Колени еле ныли от холода и бессилия. Тонкими, грязными пальцами он стянул с головы дырявую шапку и поставил её перед собой, опустив свой пустой взгляд вниз. Он не замечал сотни чистой, ухоженной обуви, мелькавшей мимо него. Он сидел на этой ступеньке словно бесформенная серая масса, как озябший, никому не нужный  котёнок, забившийся в угол. Для безразличных прохожих, занятых своими проблемами и делами, он был просто продолжением этой каменной ступеньки и, словно выброшенная на помойку вещь, не вызывал сожаления.

Окутанный сырой прохладой, пронизывающей до самых костей, старик продолжал бессмысленно смотреть вниз на  свою грязную шапку, в которой были лишь дырки и больше ничего. Вдруг маленькие красные башмачки остановились рядом с ним. Хрупкая, тонкая ручонка опустила большую банкноту в эту шапку. Он поднял свои стеклянные серые глаза и увидел маленькую девочку, которая грустным взглядом смотрела на него. Несколько секунд она изучала его, а потом  приветливо улыбнулась старику. Его губы слегка скривились, изображая ответный знак благодарности. Девочка излучала добро, теплоту и сочувствие.

К девочке подошла высокая, ухоженная женщина. Она лишь окинула взглядом нищего старика, затем взяла девочку за руку  и быстро увела ее прочь. Он поднялся и, прихрамывая, но отчаянно торопясь, начал идти за удаляющимися фигурами, издавая непонятные звуки, похожие на человеческую речь. Он хотел догнать их  и поблагодарить, но силы его быстро покинули. А вместо слов выходило какое-то мычание, ведь он так давно ни с кем не разговаривал.

Красные башмачки затерялись где-то в толпе. Медленно перебирая скрипучими ногами, он споткнулся  и упал на холодный мокрый пол. Но все уже было не важно: ни промозглый воздух, ни грязная дорога, ни безразличие окружающего мира. Важно было то сочувствие, пусть односекундное, но искреннее, которое подарила ему девочка. Сжимая в руке драгоценную бумажку, он предвкушал тарелку ароматного супа и ломоть свежего хлеба, и мысленно горячо благодарил своего маленького ангела.


P.S. 26 ноября пройдет  благотворительная  «Эспресс-помощь». Суть простая — выпить чашку любимого кофе или чая в кафе-участниках акции, а на вырученные средства «Ночлежка» накормит несколько сотен (а может быть, и тысяч) бездомных людей. Протянуть руку помощи проще, чем кажется.