биография дмитрия горчева

Биография. Дмитрий Горчев

Каким был путь Дмитрия Горчева? Поезд Kulick.Magazine провезет вас по основным станциям жизни известного прозаика и художника. Поехали!


Свободный автор: Саша Смирный


Остановка Целиноград.
В тысяча девятьсот шестьдесят третьем году, двадцать седьмого сентября, во всесоюзном центре неподнятой целины родился Дима Горчев. Нет, младенец не орал, не дергал конечностями. Он спокойно выдохнул кольцо дыма на медсестру, почесал бороду и посмотрел сквозь кривые очки усталым взглядом. Как бы молчаливо посылал всех на хуй. Просил положить где потеплее и никогда не трогать, не кукла ведь. Так оно и было.
В детстве Димой в плохом смысле никто не занимался. Конечно, он был сыт и обпостиран, но его не заставляли делать то, чего он не хотел. Увлечен он был бесполезным, нелепым и смешным. Он бороздил бескрайние лужи на самодельных плотах. Клеил модели самолетов из кораблей. Чуть позже, в начальной школе, интересовался битлами и жопами одноклассниц. Летом ездил к тетке или бабке – читал всякое говно, большое и малое. Иногда общался с безобидными животными – козлами да овцами.
Словом, заебись было время. Только пиво не продавали.

Остановка Омск.
Учился Горчев в омском политехническом институте, факультете автоматизации и чего- то еще, снимал комнату у старухи. Именно в тот год на омских улицах было неприветливо холодно, омерзительный снег залетал именно в рожу. А выходить в темноту, в институт нужно было каждый день. Попробуй учиться в этой ебанной советской морозилке…
Зачем это надо и кому? Нахуя? Понял, что незачем и бросил.

Остановка Плесецк.
Заботливое государство определило Димочку в армию.
Без бухла и чифиря в армии делать нечего. Минус сорок, вся одежда со складов спизжена, продукты тоже спизжены. Короче, благодать. Срешь по расписанию, спишь по расписанию, так еще иной раз глаза открываешь, а тебя топчут пять пар отличных дембельских сапог.
А ничего. Хуйня все. Устроился в клуб художником, пил технический спирт в собственной мастерской, рисовал стенгазеты. Все как на Монмартре.

Остановка Алма-Ата.
Всем известно, что Сталин в Алма-Ате открыл филиал бибиси инглиш, отправляя в бессрочную командировку особо выебывающихся товарищей профессоров. Именно туда и поступил дембельнутый Горчев – в педагогический институт иностранных языков.
Институт дал так много знаний, что Дима применял их будучи учителем, переводчиком, проводником, системным администратором, менеджером и даже токарем.
В один солнечный день, уволившись с очередной работы, он снял ошейник, забыл страшные слова, плюнул, еще раз плюнул и поехал в Санкт- Петербург.
Вот такая история.

Остановка Санкт-Петербург.
Худ, бородат, мешковат. Петербург безрадостно встретил очередного писателя хуй знает откуда. Ничего, пару бутылок портвейна «три топора» на лавочке в Летнем саду и стал своим. По статистике пятьдесят процентов жителей с топорами расхаживают, за старухами бегают.
Устроился Горчев к Житинскому и Стругацкому. Человеку много не надо – пиво да пописывать в Геликоне, водки да малевать в Полдне 21 века.
Однажды решил Горчев поиграть в прятки с работой и вечно дребезжащими людьми. Переехал в деревню Гостилово, завел жену, сына, дочь, собаку. Пожил, пописал в журнале, да и умер. Двадцать пятого марта две тысячи десятого. Спрятался.

Остановка сердца.
Лежит Дмитрий Горчев под своим дубом на краю участка. И улыбается.


Kulick.Magazine советует читать книги Горчева.
Например, «Сволочи», «Путь Джидая»  или «Поиск Предназначения».