1425241690

Феномен сериала: почему сериалы побеждают большое кино?


Правда ли, что сериалы вытесняют с экранов кинокартины и занимают лидирующую позицию в сердцах телезрителей? Kulick.Magazine постарается ответить на эти и иные вопросы.


Свободный автор: Анна Попова


Сериалы или фильмы?

Кино и сериалы используют разные механизмы управления сознанием. Кино делает это более явно и прямо, без обиняков. Сериалы же предпочитают схемы куда более изощренные и потому — незаметные. Они, как та самая бедная родственница из анекдота, которая в первый день скромно сидит на краешке стула, а через неделю уже по-свойски затевает ремонт в вашем семейном гнезде. Если бы речь шла о борьбе двух биологических видов, мы бы сказали — кино обречено на медленное вымирание. Никакого пессимизма, господа синефилы. Кинематограф будет агонизировать предельно долго. Да здравствует эра сериалов!

В ОТВЕТЕ ЗА ТЕХ, КОГО ПРИРУЧИЛИ
Каждые 10 секунд от алкоголя умирает один человек. Сигарета на пять минут сокращает жизнь курильщика. Всем с детства знакомы плакаты с лошадью, гибнущей от мизерной дозы никотина. А задумывались ли вы, сколько времени вам приходится тратить каждый день на просмотр очередного эпизода любимого сериала (забудем на мгновение о том, что большинство из нас смотрят ни один, а несколько сериалов одновременно)? Итак, если вы задались целью целиком просмотреть «Доктор кто», у вас на это уйдет….две недели. Именно такое количество времени вам придется потратить, чтобы посмотреть все серии, при условии, что  вы ни разу не нажмете на паузу.

Каждому второму из нас случалось не спать всю ночь из-за нового сезона любимого шоу, а потом с красными глазами спешить на работу или в институт. Случаются и куда более абсурдные и трагические ситуации. Например, в августе этого года в маленьком поселении в Бангладеш двое друзей поссорились из-за эпизода индийской мыльной оперы. Частный спор перерос в групповую потасовку, в которой приняли участие более 100 человек. Конфликт достиг таких масштабов, что пришлось вызвать полицию. И, пока полицейские не пошли на крайние меры и не пустили слезоточивый газ, осатаневшие сериальные фанаты ни в какую не желали расходиться.
Факты налицо: сериалы вызывают сильнейшую зависимость, куда более страшную, чем наркотическая, алкогольная или никотиновая. Во многом, это происходит потому, что никто не придает ей значения. Герои сериалов становятся нам подчас куда ближе, чем наши родители, мужья, или жены. Мы переживаем за них, как за родных, и грустим, когда осознаем, что нам осталась всего лишь одна серия. Заключительная, 2137 серия американского телевизионного сериала «Санта Барбара» 90 процентов зрителей рыдали от восторга, потому что дожили до конца, слава богам! И от страшного горя, ведь заветные слова «the end» должны были ознаменовать собой конец целой эпохи!

Подобно искусственным вирусам будущего из книг фантастов, сериалы меняют наше сознание, привычки и поведение. Самый невинный пример: знаменитый американский ситком «Друзья». После выхода первого сезона молодые американки почти поголовно просили подстричь их как Рейчел — героиню Дженифер Энистон. Нынешняя ситуация с цветными волосами а-ля Харли Квинн — бледный отголосок того безумия, которое захлестнуло женскую половину населения Америки в 90-е. Создатели сериалов несут ответственность за толпы зрителей, которых они приручили. Осознают ли они это — другой вопрос.

Но прически «Рейчел», это детские шалости, по сравнению с тем ажиотажем, который вызвал хит российских экранов — «Бригада». Под её влиянием, дворовые компании стали играть в бандитов, а те, кто был постарше, стали собирать бандитские группировки, как это делал главный герой сериал, Саша Белый. Даже сын режиссера сериала тоже пристрастился к игре в банду, в результате чего получил в итоге приличный тюремный срок.

В чем же причины такой бешеной популярности сериалов, и в чем пресловутый феномен сериальной культуры?

ПО КОМ ЗВОНИТ КОЛОКОЛ
«Кино не умрет, пока в кинотеатрах будет темно» — сказал однажды король продюсерской школы старого Голливуда, Сэмюэл Голдвин. Он был прав: кино рождается в темном пыльном кинозале на «белой простыне». То, что вы смотрите на экранах компьютеров и телевизоров, — сахарозаменитель, не имеющий ничего общего с сахаром. В фильме Бернардо Бертоллучии — настоящем объяснении в любви с кинематографом — главный герой сравнивает кинотеатр с платоновой пещерой. Это знаменитая аллегория античности, рисующая людей, пребывающих в плену собственных иллюзий и вынужденных всю жизнь наблюдать отблески реальной жизни в тенях, ползущих по освященной стене пещеры. Кино — это, если угодно, предельно реалистичный сон.

Сериалы — прямые конкуренты кинематографа; к законам кино они не имеют ровно никакого отношения. Вопреки распространенному заблуждению, сериалы родились не из фильмов, а из радиопередач, поэтому основной упор в них делается на диалоги. Разговоры персонажей информативны, реплики часто повторяются по нескольку раз: создатели знают, что сериалы обычно не смотрят, а слушают, да и то — вполуха. Это обычная практика даже для независимых американских сериалов нашего времени, таких, как «Фарго».

Сериал — это полноценная виртуальная реальность, обладающая поистине дьявольской способностью к расширению своих границ. Понравились герои? Хотите узнать, что будет дальше? Если таких, как вы, большинство, сериал продлят на еще один сезон. Это еще одна причина привлекательности сериала: зрители напрямую влияют на его судьбу. Режиссеры и продюсеры сериальной продукции заигрывают со своим зрителем; больше всего на свете они хотят ему понравиться. Даже если речь идет о сериалах высокого класса, вроде нечеловечески красивого «Карточного домика», или маскулинно-грубоватого «Настоящего детектива». Зритель точно знает, что за конфетку он съест, когда включает очередной эпизод. Минимум сюрпризов — ровно столько, чтобы по ту сторону экрана не раздался храп. Немножко удивить, и вернуться к привычным лекалам: вот принцип создания сериалов.

Кроме того, сериальная продукция имеет еще один козырь — длительность. В фильме не покажешь столько полноценно раскрытых характеров и линий, как в сериале. И если кинодраматурги уже больше века бьются на проблемой — как заставить зрителя полюбить персонажа всего за полтора часа, то создатели сериалов даже не задумываются над такими глупостями. У них впереди, как минимум, целый сезон, чтобы показать все тончайшие грани персонажа и вызвать к нему любовь или      ненависть.

Разве безымянные создатели греческих мифов действовали иначе? Целая плеяда мифов об Аполлоне или Зевсе показывают нам характеры небожителей со всех сторон, помогая создать целостное впечатление. Древнегреческие мифы с большой натяжкой можно назвать предтечей ситкомов: каждый эпизод самостоятелен, но связан с другим одним общим героем. Сериалы — это неомифы нашего века. Мы пересказываем друг другу сюжет очередной серии подобно древним грекам, обсуждавшими между собой очередной подвиг Геракла или жертвенный поступок Прометея. Миф творится здесь и сейчас, в некоей особой реальности, параллельной нашей, — профанной. Точно так же сериал существует рядом с нами, в экранном зазеркалье мониторов ноутбуков и стационарных компьютеров.

Вспоминая школьные уроки биологии, можно сказать, что сериалы и кино делят одну биологическую нишу. Конкуренция между ними естественна. С изобретением телевидения кино стало стремительно сдавать позиции. Поход в кино — это целый ритуал, сакральный в эпоху классиков кинематографа, вроде итальянских неореалистов или художников французской Новой Волны. Сегодня кинозалы пустуют. Зато онлайн-кинотеатры бьют рекорды по просмотрам.
Исход соперничества кино и сериалов очевиден: сериалы вытеснят фильмы в область элитарной культуры. И не нужно спрашивать себя, по кому звонит колокол. Да: он звонит по золотой эре кинематографа!

КАЖДЫЙ ВЫБИРАЕТ ДЛЯ СЕБЯ
Хорошее кино подобно высокой французской кухне — каждый день никто из нас ее есть не станет. Но время от времени это доставляет наслаждение, — прежде всего, эстетическое. Еда на каждый день куда проще и дешевле, ее роль с успехом исполняют сериалы.

Нам с вами чертовски повезло. В наши дни сериальный рынок переживает настоящую революцию. Благодаря влиянию скандинавского телерынка появляется все больше и больше сериалов с запутанным сюжетом, непредсказуемыми поворотами и тонко прописанными персонажами — вспомните хотя бы «Убийство» или «Мост», сводящие с ума миллионы телезрителей. Несмотря на то, что природа сериала остается неизменной, у нас наконец-то появился выбор: смотреть наскоро сколоченную мыльную оперу, или полнокровную историю.
Отказываться от сериалов нет смысла. Они исполняют важнейшую коммуникативную функцию – сплачивают и объединяют людей. Мы отчаянно нуждаемся в спасении от одиночества. И сколько бы Сартр ни убеждал нас в том, что «ад — это другие», человек был и остается социальным существом. Сериалы дают пищу для разговоров, они сводят людей из разных стран и городов, благодаря им люди находят друг друга в сообществах фанатов и сами приобщаются к творчеству. Фанфики — интереснейший пласт современной массовой культуры, в котором стерты различия между пассивным зрителем/читателем и всесильным демиургом-автором. Большинство из них не дотягивают даже до уровня бульварных романов, рассказывающих о приключениях страдающих девиц и благородных рыцарей, но отдельные вещи можно смело назвать жемчужинами.

Помните детскую страшилку про мальчика, который шутки ради выпил таблетки из маминой аптечки, заснул и не проснулся? Сериалы опасны только для тех, кто не знает, с чем столкнулся. Современная культура больше не рассчитана на неграмотных, она требует психологической готовности критически оценивать все, кто мы видим, слышим и чувствуем. Мы пережили колоссальный культурный слом — эпоху постмодерна — после которой между нами и классической культурой возникла пропасть.

Сериалы — одна из составляющих фундамента нашей повседневной жизни. Потенциально они так же являются мощнейшим оружием пропаганды, куда более опасным, чем кино, стремительно теряющее свои позиции. Если сериалы так опасны, стоит ли запретить их? Организовать марши протеста, подписать сотни петиций, объявить день без сериала или даже неделю? Вряд ли.

Не стоит ударяться в крайности. Алкоголизм — не повод уничтожить все запасы алкоголя в мире, а сериальная зависимость не означает автоматическую необходимость забыть о цифровой эре и уткнуться в книги при свете свечей. Лучше руководствоваться здоровым принципом – «предупреждён, значит, защищён». Виртуальная реальность может быть отличным антидепрессантом, но заменить реальную жизнь она не силах.


Kulick.Magazine — журнал про культуру и искусство!