limonov-1

Это он — Эдичка

Мы воспринимаем свою жизнь не так, как ее представляют другие люди.  А каким видел себя Эдуард Лимонов? Представляем вам самые искрометные отрывки автобиографического произведения «Это я — Эдичка» российского писателя, поэта, публициста и политического деятеля.


Свободный автор: Саша Смирный


..62
Он стоит с брезгливой монгольской физиономией на Сумской (главная улица г. Харькова. – Примеч. ред.) и острыми глазами накалывает прохожих. Юный франт — темный костюм, отцовская военная рубашка, удавка-бабочка, бежевое чехословацкое пальто. Он не такой, как они, он другой – единственный. Лес рукопожатий, пока он ждет Кадика у гастронома, чтобы взять «Белое крепкое» и почитать козьему племени стихи. Он талантлив как цветок, он – поэт, а не говно и пыль. Он – подросток Савенко, Эдя Савенко, Эди-бэби.
Эди-бэби участвует в поэтических состязаниях, хоть и посредственный ученик – с одной случайной пятёркой в табеле по истории. Зато он не такой, как рабы пролетарии, он – Робин Гуд, грабит богатых, умеючи распивает награбленное с бедными. Эди-бэби вообще преступный парень с рабочих окраин и любит насилие, может вытащить опасную бритву из кармана единственного пиджака и пописать рожу, поучить как следует. Пусть и унося каждый раз ноги от мусоров…
«И где здесь, ебаный в рот, место хорошенькому Эди-бэби?!»
Быть с любимой шпаной и в тюрьму или писать стихи, которые не свидетельствует о талантах — только о гениальности. А кому она нужна?

..67
Со второй попытки юный Эдя селится в Москве. Был он строитель, монтажник-высотник, сталевар, известный московский швей, поэтом, поэтом он был! Неофициальным, подпольным, ведь не принимал порядки мира советского, противостоял и топтал вместе с дру–хулиганами каноны красноблядского государства. Вел счастливый богемный образ жизни – семинары Тарковского, подпольная поэтическая группировка «СМОГ», люди искусства, творческая элита. Милый Эдя, самый значительный в том мире поэт, был ею обласкан, как он, самодовольный и горделивый, любил тот сказочно бедный пьяный мир пока не встретил Елену – долговязую маленькую девочку с Фрунзенской набережной. Только с ней Эдя жил по-настоящему, в их квартире. Она была слишком великолепна, все творческие единицы вскакивали от ее несравненной пипочки.
«Хуй с этой богемой творческой! Елена, пипочка моя…»
Не слишком много счастья для одной убогой страны?
«Мы предлагаем Вам стать секретным сотрудником,- КГБ отвечал постановлением на вопрос. – В ином случае эмигрировать».
Нехуй сотрудничать, на хуй на свободу!

..74
Через оппозиционную Италию, сквозь Атлантику летит изгнанник Эдичка, чтобы быть оставленным великолепной Еленой, чтобы всякие мерзавцы совали хуи в ее маленькую пипочку, чтобы жить в эмигрантском отеле, с его грязными обоссанными обитателями, в самом сером и скушном городе, гниющем по краям, — Нью-Йорке, чтобы быть бедным вэлфэровцем и жить на 278 долларов в месяц, чтобы быть рабом у великосветских господ, чтобы раздевать и ебать эти уродливые экземпляры – черных мужчин и страшных женщин, часто нищих и редко богатых, чтобы мстить им. Бедный, красивый Эдичка — исхудавшее изысканное личико, загорелое тельце, вечно голодный, одинокий.
«Ненавижу этот порядок! Нахуя вы меня вызывали своей пропагандой?» — Эдичка выл и даже как-то взрезал себе вены в одном фешенебельном модэл-эйдженси, где тогда работала Елена.
Среди неудачников эмигрантов несчастный Эдичка, уволенный из «Нового русского слова», участвовавший в малочисленных демонстрациях «Рабочей партии», безработно голодающий ради своих стихов,- ненужный ангел революции.
«Я ебал вас всех, ебаные в рот суки», — шепчет Эдичка, утирая искры, и пышет и пишет.

..83
Утром, сидя за листом бумаги, писатель подолгу глядит из парижского окна мансарды на бульвар в районе Марэ. Он смотрит сквозь слипшиеся от вчерашнего джойнта виноградины и видит только ярко-белых буланжеров. Когда месье писатель чувствует усталость, то ложится снова на кровать. Там Эдуарда ждет ведьма, бестия Наташа, приехавшая из ЭлЭй. Уже год они живут вместе. Ей двадцать четыре, ему сорок. У него красивое крепкое тельце и славный хуй, у нее сладкая, сочная, спелая пизда, которая вожделеет, горит и требует огня. Иногда она голодный боевой тигр, а иногда удовлетворенный и ласковый кот.
Месье Эдуард продолжает писать, пьет вино и курит джойнты, время от времени укрощая вечно саблезубого тигра, блещет в журнале «Революсьон», разрушает и удаляется – дает дорогу молодым талантам.
Вечно юный, перевечный месье Революционер.

..91
Голодает моя Россия,
Все парткомы прожраны заживо.
Революцией красной сыт
У белого княжева ты не будешь.
Жир иного пустого
Переламывает кости нар- ода.
Будь причиной покушений
За ломтя златого куш
Парти я, партия, часть меня
Подрывайся и прячь
За кресты меня без суда.
Революция,
Право-люция,
Лево-люция,
Сон-поллюция,
Президенция,
Лимо-люция.


Kulick.Magazine — журнал про искусство и культуру. Детей от экранов прочь!