Kulick.Magazine, чтение, Португалия, кабак

Богемная жизнь по-португальски

На календаре — суббота. В Kulick.Magazine — история о колоритной жизни португальских кабаков.


Анонимный автор: Сливкин


Живу я в совершенно замечательном месте. Если выйти из моего подъезда, то по правую сторону будет церковь ду Бонфим, а слева дорога заворачивает к садам святого Лазаря и уличным проституткам. Неподалеку находится тату-салон, молодежный театр и академия изящных искусств.

Культурно-дипломатическим центром городского муниципалитета является небольшой пятак, где весело гремит посудою шалман. Заведение не имеет названия, зато табличка на входной двери не без гордости демонстрирует  «1876» —  весьма солидный возраст для питейных заведений. Порядка восьми поколений богемных португальцев пили за кривыми столиками кабака. Тут всегда полно цветастого народу, играет музыка и бьет ключом жизнь. Дредастые чуваки из Мозамбика, начинающие актеры, художники в водолазках, городские сумасшедшие, хипстеры, футбольные хулиганы и прочие представители творческого андеграунда приходят сюда, словно звери из Маугли на водопой. Тут царит озорное взаимопонимание и пьяный кутеж.

Бармен поздоровался со мной за руку и открыл бутылку тоника с лимоном. Он был из Кабо-Верде и одновременно мог мешать коктейли, болтать и двигаться в такт музыке. Работал он в абсолютно нечеловеческих условиях и спаивал бесконечный поток посетителей с 8 вечера и до 6 утра.

С напитками я двинулся на улицу. Сюда  можно было ходить, как в театр. Разномастная толпа производила непрекращающееся броуновское движение, основное на энергии разгильдяйства и алкоголя. Что не вечер, то перформанс. То старый художник повздорит с «ночной бабочкой», и та, после его поцелуя в руку, сначала картинно влепит пощечину, а потом пересядет и будет весь вечер протирать салфеткой ладонь. То собака кудрявого коммуниста побежит знакомиться с заезжими американками и пихать нос в их «Дайкири». Внушительных размеров подруга хулигана объявит о размолвке, а тот будет пить портвейн и нестройно завывать грустные песни. Скандалы, споры и шум —  непременные атрибуты этого великолепного заведения. В пятницу жонглёры устраивают представления, а в субботу хиппи бьют на барабанах.

По плазме у входа бесперебойно показывают футбол. Я заметил, что у португальцев есть специальная железа, отвечающая за просмотр этой игры. Они, вроде летучих мышей или кошек, способны видеть матч, не глядя на экран. Они чувствуют приближающейся гол, и постепенно затихают, замедляя разговор. Как только Порту заколачивает в ворота, любая деятельность прекращается и все улюлюкают 10 секунд, потом все опять заняты делом. Причем, если обратиться к тому, кто просидел весь матч спиной к экрану, то он безошибочно сделает точную выкладку по пасам обеих команд, начиная с первой минуты тайма.

Хочу также отметить странную традицию португальской богемы брать детей в трактир. Пока мама с папой говорят о высоком, дитё играет с мужиками в настольный футбол и аэрохоккей. Мы сидим с товарищем, знатно подустав от прогулок и испитого. На часах полночь. Вдруг из дверей бара выскакивает пацан на одной ноге, вторая в гипсе. В три прыжка он преодолевает метров 10, подскакивает к маме, берет два сольди и упрыгивает в темноту рюмочной. Я хмыкнул. Не привиделось ли?  Решили спуститься вниз. А нет! Вот он целится в мишень и весело скачет за дротиками.

-Hey Tipos, quer jogar? –он предлагает присоединиться

Мы рубаем с пацаном, а он скачет и смеется.

Но главной достопримечательностью кабака была она. Эта принцесса, судя по всему, работала тату-мастером днем, а ночью танцевала в каком-то клубе.  Сюда она приходила в свободное время. Очень стройная, с вытянутым лицом, эдакая поджарая породистая гончая. Образец смелого, немного порочного стиля и вкуса. Длинные ноги, стройная талия и небольшая грудь, прикрытые лишь  неплотной тканью короткого платья. Пара небанальных татуировок, легкий браслет и серебряные серьги. В ней было особенное свойство разряжать атмосферу вокруг, воздух в ее пространстве, как перед грозой, пах озоном. Ее хотели все мужичины, включая гомиков в кожаных куртках, а женщины неприкрыто завидовали ей. Она заказывала кайпиринью, без сахара, и густая пена в ее стакане напоминала морскую волну. Черная соломинка едва доставала до дня, она неспешно делала глоток и ставила стакан на стойку, бросая быстрый взгляд вокруг. К ней подсаживались многие, с одними она шутила, другим смеялась в лицо. Она всегда держалась поодаль и не заговаривала первой. У такой красивой подруги  просто не может быть друзей.

-Desculpe, você tem um isqueiro? –она посмотрела на меня своими глубокими глазами, а затем чуть-чуть улыбнулась.

Я похлопал себя по карманам.

-Sorry,  у меня нет, я больше не курю.

Она улыбнулась чуть больше и попросила зажигалку у кого-то другого.