Kulick.Magazine, театр, мастерская, 5 вопросов о главном

Андрей Горбатый-младший: «На данный момент мне интереснее режиссура»

Сегодня в рубрике #ПятьВопросовОГлавном – актер и режиссер театра «Мастерская»Андрей Горбатый-младший.

1. Кем Вы хотели стать в детстве?

В детстве мечтал стать футболистом и играть за московский «Спартак». И быть таким крутым игроком, чтобы звали во всякие Реалы с Бавариями играть за большие деньги, а я – отказывался. Но, если говорить о серьезных планах, то я класса с пятого знал, что буду поступать в театральный вуз. Потому что и папа, и мама — театральные режиссеры, вокруг всегда было много театральных людей, все они собирались на кухне и что-то сочиняли. Так что моей самой заветной мечтой, наверное, было вот также на кухне сочинять.

2. Что для Вас интереснее: быть актером или режиссером?

Вопрос трудный. Все-таки разные профессии. Точнее удовольствие от них разное: в актерской — радость от переживания и игры, как в детстве. А в режиссуре — радость от сочинительства, и от воплощения своих идей в жизнь. На данный момент мне интереснее режиссура — придумывать, компоновать, решать, находиться в прямом диалоге с большой литературой.

3. Каким Вы видите свой «звездный час»?

С актерской стороны представляю хорошо — вот я стою такой с «Оскаром» и приветы всем передаю, и главное никого не забыть. Или билборды с моей мордой висят по всему Питеру. Но не сказал бы, что это занимает большое место в моих мечтах. А вот «звездный час» в режиссуре представляю себе слабо. И если представляю, то мне, честно говоря, становится смешно — я пока совсем в начале пути, чтобы уже задумываться о «звездном часе», да и что такое —  звезда режиссуры? Как это проявляется? Премии, награды? Не знаю, режиссеров на улице не узнают.

4. Ваши источники вдохновения.

Во-первых, люди, которые меня окружают, мои друзья и близкие. Даже не сами люди, а разговоры с ними, лучше будет сказать — споры. Меня хлебом не корми, дай о чем-нибудь поспорить. Тут же включается все: и сердце и разум. Посидишь так с кофе и сигареткой, обсудишь абсолютную истину или отсутствие таковой, или поспоришь о том, может человек быть уникальным или нет, и сразу хочется свои мысли как-то оформлять, творчески доказывать.

Другой не менее мощный источник вдохновения — это русская история. Века с XVI и до 17-го года XX века, дальше мрак начинается. Период Империи меня очень вдохновляет, от великолепия придворного Петербурга и до суровых казаков на Мадагаскаре. Великие воины и полководцы, великие дипломаты и реформаторы, великая литература и искусство — для меня неисчерпаемый кладезь и вдохновения, и практически личной боли за то, как страшно это все уничтожили большевики. И еще не могу не сказать про ребят из «V-more» , они делают такие трогательные видеопоздравления, что сразу самому хочется и снимать, и придумывать.

5. Что было самым сложным за все время актерской деятельности?

Самое сложное – понять, как «отключать» голову. Я, наверное, до сих пор не научился… Если на сцене включается анализ того, что ты только что сделал, то ты, во-первых, не собран, а во вторых, не сможешь дальше ничего сыграть. А из ролей сложнее всего давался Малыш из «Малыша и Карлсона». Не то чтобы остальные роли получались с кондачка, совсем нет. Я и с Кошевым намучался, и Смердяков долго не шел, но как убедительно сыграть ребенка, когда ты визуально одного возраста с родителями, да и не впасть в сюсюканье и аниматорство — вот это была адская задача. Но спасибо Галине Ивановне Бызгу — она в меня верила, и с ее помощью Малыш вроде встал на место. Хотя, конечно, не мне судить.

 


Знатоки и ценители театра «Мастерская» уже знают Андрея по игре в спектаклях «Тихий Дон» и «Братья Карамазовы». Его режиссерский дебют —  представление с оркестром «Иван и Черт» — состоялся в августе этого года. «Смешной и страшный рассказ о том, что бывает с одержимыми идеей» по мотивам глав романа Ф.М.Достоевского «Братья Карамазовы» можно посмотреть на Малой сцене 7 ноября. Все подробности ищите здесь