Случай в больнице

#СопутствуетУдача

Сегодня я расскажу Вам о людях, с которыми Вы вряд ли когда-либо встречались. Это люди, которые будто существуют на окраине нашего общества, отвергаемые если не всеми, то многими. Люди, удивительные, и по-своему прекрасные.

Совсем недавно я проходил лечение в отделении пограничных состояний, говоря проще – в психиатрии. Да, и не нужно этому удивляться: Пауло Коэльо, к примеру, лежал в “психушке” три раза. Ну, отделение пограничных состояний не совсем психиатрия, скорее, это место для лечения неврозов: бессонницы, тахикардии, паники и других расстройств. По большому счёту, туда можно положить как минимум треть людей с улицы – как говориться, здоровых нет, есть недообследованные. Но речь у нас пойдёт не об этом…

Я расскажу Вам о трёх замечательных девушках, с которыми меня там свела судьба.
С чего бы это начать…
Начнём, пожалуй, с заявления по-своему интригующего: пока я лежал в больнице, у меня был мини-гарем. Да, именно так: гарем на четыре персоны, с каждой из которых нас связывали своего рода интимные отношения: поцелуи (губ, спинки, шеи, груди), обнимашки, довольно откровенный флирт.
Что ж, хочу рассказать об этих чудесных девушках, которых я тогда любил.

Конечно, их сложно назвать обыкновенными.
Девушка, ради которой я лёг во второй раз (решил отлежать второй срок, так сказать), которой дарил цветы и конфеты (тогда я ещё не знал, что у неё аллергия на сладкое), была великолепна. Тоненькая, как тростиночка, с весьма большой грудью, с лицом, точёным, как у греческой статуи, нежно-перламутровой кожей, и красиво очерченными губами. Когда я впервые увидел её, она была после душа; её личико окутывали влажные, блестящие чёрные волосы, будто змейки. И она наклонилась, чтобы вытереть волосы; а кофточка на молнии была расстёгнута наполовину – и я почти целиком увидел её грудь – нежно-розовую, распаренную.
Это был волшебный ореол женственности.
Она была похожа на розу.
На такую, знаете. Тёмно-бордовую розу, полную чувственности.
Я написал ей стихи.
Но она не торопилась отвечать на мои ухаживания.

Второй девушкой была Лида.
У бедняжки – расстройство личности. Вернее, точного её диагноза я не знаю, но в детстве у неё была проблема с сосудами, и ток крови был недостаточен для питания головного мозга. Лида – симпатичная девушка с шикарными формами, ей 24, но поведение – на все 4 годика. Вернее, не совсем… Она очень эмоциональна, понимает всё что ей говорят, и не сказать, чтобы совсем глупа – но контролировать себя совершенно не в состоянии.
А ещё Лида очень любит секс.
Однажды она завела меня в какой-то тёмный закуток больницы, и показала мне грудь.
А её поцеловал.
Ну а что?
По-вашему, если девушка не совсем полноценна, то она не имеет права на любовь, нежность, ласки? Лида – чудесный человек, она всегда говорить, что думает, она открытая и искренняя, и она по-своему неплохой друг. Никаких интимных отношений у нас с ней было, но дружим мы до сих пор. К слову, в больнице она отмечала свой день рождения – и я устроил ей большой подарок: свечи и интимный полумрак в столовой, и подарок в красивой обёртке. Вряд ли кто-то делал ей нечто подобное.

Третьей девушкой была Катя.
Не очень красивая девушка, довольно полная, но…
Ей приснился сон, что она встретит меня, когда будет лежать в больнице.
Я похож на её погибшего парня, который разбился на мотоцикле в 20 лет.
Катя – удивительная девушка, по её словам видит ауры, и может “лечить” симпатичных ей людей. Обычно она “маскирует” лечение под массаж, хотя на самом деле это нечто эзотерическое. Понятия не имею, стоит этому верить или нет, но лично мне и ещё одной девушке она действительно головную боль снимала. Правда, ощущения странные: будто тебя накачали анальгетиком – боль проходит, но тяжесть в голове (давление) остаётся. Однажды, когда я поцеловал Катю в шею, у меня было ощущение, будто её погибший парень, (тоже Саша!), на миг коснулся меня.
И попросил позаботиться о ней.

Четвёртой девушкой была Надя.
Мы так и не поцеловались, в губы, но я множество раз целовал её в спинке и в грудь. Надя – замечательная, умная, добрая девушка, просто сломавшаяся под давлением жизни. В семье у неё были проблемы, отец бил мать, сестра подсела, судя по всему, на наркотики, а Надя… чтобы спастись из ужаса окружающего мира, придумала, что её любит Стас Пьеха – и однажды заберёт её и женится на ней.
Любимая Наденька, держись и не сдавайся…
У тебя всё ещё может быть хорошо.

Пятой девушкой была Олеся.
Она подарила мне “ловец снов”, смастерённый лично ей, такая забавная игрушка, которую вешаешь у изголовья, и она отгоняет дурные сны. Олесечка, солнце! Я так и не позвонил тебе после больницы, но это потому, что кажется, неверно записал твой номер… извини. Олесе тридцать лет, (правда выглядит она от силы на двадцать), её сын недавно выиграл какой-то чемпионат Минска по латиноамериканским танцам.
У неё разрезан пополам язык – сделан СПЛИТ – а в больницу она попала из-за того, что на неё напали, побили, и отобрали телефон и ноут. Из-за этого у неё перестало двигаться лицо, речь не совсем внятная, и даже кушать тяжело. Правда, как мне кажется, за время пребывания в больнице наметили кое-какие подвижки.
Олеся сидела пять лет в тюрьме за воровство.
Познакомились мы так: она сидела на скамейке, ожидая, пока ей выдадут бельё, а с ел рядом и поцеловал её в шеи, и спросил, приятно ли ей.
Она ответила: “Да, приятно”.

Должно быть, Вы гадаете, зачем я написал всё это.
И вот зачем.
Всегда помните, что кругом есть люди, которым повезло меньше, чем Вам, люди, достойные и заслуживающие любви. Люди, отвергнутые обществом. Люди, лишённые того, чем в полной мере одарены вы – физическое или психическое здоровье, достаток, ум.
Не забывайте о них.
Помните, что сила даётся лишь для одного: чтобы мы могли помогать слабым.

И любовь – нужна каждому человеку на планете.

С Вами был Саша Тэмлейн, хороших Вам выходных, и надеюсь, что увидимся на следующей неделе!