записки дилетанта театр изнутри

Актёрское мастерство. Записки дилетанта

Тяжела судьба актёра. Талант может проснуться в любое время, в любом возрасте. Что же делать, если театр неистово зовёт тебя? Надо идти и воплощать свою мечту! С чего нужно начать и как выпустить на волю свой актёрский потенциал, расскажет Kulick.Magazine.


Свободный автор: Фрау Кронек


«Становясь кем-то другим, ты полностью свободен»
Георг Вильгельм Фридрих Гегель

Месяц первый

Театральный мир притягивает великое  множество неравнодушных. Нынче даже модно быть театролюбом или хоть плохоньким, но — театроведом.  Однако что же такое театр как профессия (ну или на худой конец — хобби)?  Получить практический ответ на этот  вопрос можно, поступив в Театральный ВУЗ. Но что делать, если время уже 10 лет как упущено, ты – взрослый человек, а желание лицедействовать еще со школьной скамьи не дает спокойно спать? Опять же, варианты есть. Можно разгуливать по квартире с бокалом красного вина и декламировать стихотворения Шелли или Байрона, наиболее патетично и высоко выкрикивая: «Вот Англия! Вот кладбище! — О, где ты, Кровавый призрак с пламенем в очах?».  Только вот радость от своих  «талантов» выветривается вместе с градусами, да и зрителей с цветами и овациями на такое действо не сыщешь. Есть иной вариант (популярнейший, кстати, даже среди тех, кто актёрствовать и не помышлял) — превратить свою жизнь в спектакль: по собственному же сценарию и с гнусной режиссурой.  Главная роль всегда твоя, второй план — для близких, остальные — массовка. Как человек опытный скажу, что на практике выходит всё больше цирк, а с этим лучше на Фонтанку.  А если просто записаться на курсы актерского мастерства? Это, конечно, прозаичней первых двух вариантов, зато на порядок действенней.  О том и пойдет речь. Назовем это «дневник народного артиста» и посмотрим, как в течение четырех месяцев из «обычного человека» (так некоторые актёры называют всех «неактёров», беззлобно и искренне) стать необычным, а лучше — необыкновенным.

Место: Выбор пал на Театральную гостиную «Vinci». Из представленного  разнообразия курсов я остановилась на PROACT COURSE. Во-первых, из-за возможности заниматься с одним из лучших педагогов по сценической речи – профессором Юрием Андреевичем Васильевым.  А во-вторых, говорят, что это занятия не для простаков и не для слабонервных. Программа обещает быть вполне профессиональной и не напоминать школьный театральный кружок, это обеспечит педагог по актерскому мастерству – Михаил Каргапольцев.

Расписание: Занятия проходят 2 раза в неделю по 5 (!) часов каждое. Из которых 2 часа  — «Сценическая речь», 3 часа – «Актёрское мастерство». Длительность курса  — 4 месяца

Кто в наличии: От технарей (в хорошем смысле слова) до бизнесменов, от студентов до людей вроде меня (творчествующие субъекты, которые на вопрос «Кем ты работаешь?» могут ответить только очень обтекаемо)

Возраст: В данном конкретном случае это вчерашние школьники и далее по списку вплоть до 40. Атмосфера дружественная, все на «ты»

Профессор Ю.А. Васильев

Итак, вашему вниманию небольшое резюме первого месяца занятий.

Первое, что я испытала на пробном (то есть бесплатном) занятии был  кошмар. Состоял он в том, что на небольшой площадке одновременно находилось более 30 перспективных жрецов Мельпомены. Это вызвало у меня животный ужас быть затоптанной.  Второй страх заключался в боязни выглядеть глупо или, по меньшей мере,  странно. Для справки: я — человек вполне себе публичный, не боящийся взаимодействия с людьми.  Но несмотря на то, что, выставляя себя на всеобщее обозрение, я обычно не покидаю свою зону комфорта, там, в театральной гостиной мне было довольно неловко. Проблема заключалась в том, что читая лекции, проводя экскурсии или презентации, я предстаю в своем наилучшем виде: собранная, аккуратная, понимающая суть своих слов и действий. А теперь представьте себе этого же человека, издающего угрожающие грудные звуки и двигающегося, например, как будто он варан. Однако уже после первого перерыва возвращаешься на площадку с удовольствием. Секрет тут прежде всего в работе педагогов. Что касается моих «достижений»  – помогло не пойми откуда взявшееся умение «отключаться» и не думать о том, как ты выглядишь со стороны.  На втором занятии уже начинаешь ощущать что-то вроде комфорта, ситуацию спасает еще и  тот факт, что остаются только те, кто действительно будет учиться, а это вполне себе приемлемое количество человек.

Грани принятого постоянно расширяются. Отказ от привычных установок происходит непрерывно, поэтому привыкнуть тут не получится, можно только научиться спокойно относиться к переменам и новым формам. Мне это, к счастью, удалось довольно быстро. Качественные изменения я начала замечать с третьей недели занятий:  голос звучит глубже, движения тела как будто гармоничней вписываются в динамику окружающего мира. Отдельная история с тем, что происходит в голове. Думаю, это зовется свободой.

Осенний курс направлен на изучение Новой драмы. Это драматургия последних лет, своеобразное социальное зеркало, отражающее проблемы, волнующие современного человека. Представлена Новая драма именами И. Вырыпаева, Н. Коляды, М. Курочкина, Ю. Клавдиева, В. Сигарева и др. Лично для меня это вещь однозначно сложная, обнажающая пороки современных мне людей, а значит, и мои собственные. Кажется, что нужна особая смелость, чтоб взяться за это направление. Новая драма не жалеет человека, скорее выворачивает его на изнанку, речь совсем не идет о комфорте, больше о честности.  В этом нам и предстоит вариться до Нового года, подобная постановка станет результатом нашей работы. Но на первом месяце мы заходим издалека. Так одним из последних заданий был этюд. Необходимо было «влезть в шкуру» человека, находящегося  в сложной жизненной ситуации, в пограничном, если хотите, состоянии. В первую очередь обращаешься к прекрасному методу —  наблюдению, для чего достаточно побывать на городских вокзалах, понаблюдать людей в метро, на улицах и возле сомнительных питейных заведений. Там ты жадно выискиваешь хоть кого-то, оказавшегося на обочине жизни, думая о том, какие все вокруг до неприязни благополучные. А не найдя никакой чужой трагедии, вспоминаешь свою личную и несешь ее в этюд.  Станиславский, может быть, и поверил бы, но проживать свою беду снова и снова — это тяжесть неимоверная. Поэтому ты отказываешься от идеи продолжать сводить себя с ума и вновь начинаешь поиск  поломанных чужих судеб.  Ни о какой этике мыслей нет, нужен материал. Это, безусловно, не просто, однако уверена, зависит все от степени впечатлительности и восприимчивости человека. Быть может, более толстокожим будет проще.  А самое главное тут  – непроходящее чувство того, что ты делаешь какое-то большое и важное дело. В первую очередь для себя.


Kulick.Magazine — всегда развиваемся и учимся новому!