театральные вузы

Вся правда о театральных вузах

Какой путь проходят актеры, прежде чем блеснуть на сцене театра или кино? Мы пообщались со студенткой петербургского театрального вуза и узнали, что происходит в стенах alma mater и о чем обычно умалчивают на вступительной кампании.


Свободный автор: Настя Алексеева


Что нужно для того, чтобы поступить в театральный вуз и сложно ли туда попасть?

Главные составляющие для поступления очень во многих случаях – это деньги и/или связи. Никакой самый талантливый студент не в состоянии победить блат. Я знаю, что очень многие даже среди моих сокурсников не верят в это, отмахиваются от этой мысли. Но факт остается фактом – пришел с улицы, значит, уже занял местечко не под солнцем. Дальше маршируют ребята одинаково бесшабашные, дурные и наглые – это смельчаки, у которых может быть даже не очень много таланта, но у которых достаточно жизненных сил, чтобы заставить аудиторию попасться на крючок. Вообще поступление – это как русская рулетка: не поймешь, почему и за что кого-то взяли.

Поступить сложно, но не невозможно. Что нужно? Верить в себя. Программа, бесконечная подготовка – все это просто тьфу и не стоит ничего, если ты не в состоянии как следует преподнести себя комиссии. Простят любую оплошность и любой самый страшный грех. Простят говор, низкий рост и не самые лучшие параметры. Ничего не имеет значения, кроме способности захватить их внимание. И не воображайте себя тем, кем вы не являетесь. Если у вас комичная фактура, не пренебрегайте ею, комиссия задолбалась принимать великих трагиков и драматистов. Особенно если учитывать, что им всем по 17-20 лет, в жизни ничего не видели, а уже страдания страдают. И не переживайте, если вас не взяли с первого раза. Есть люди, поступающие с пятого раза. Все зависит от мастера, набирающего курс.

Есть ли какие-то негативные стороны обучения в театральном, о которых обычно умалчивают на вступительной кампании?

Есть так называемые мекки театральные, которые кучу лет только и делают, что занимаются воспитанием театральных птенчиков. Но также сейчас открывается очень много актерских факультетов в «левых» вузах. Где-то учат совсем плохо, где-то – на уровне. Здесь не угадаешь, все зависит от мастера курса. Мне в этом плане повезло. Главная прелесть заключается вот в чем – эти факультеты дают билет в жизнь и не стоит ими брезговать. Мастерство можно добрать потом, на различных площадках. Конечно, именитые театры не любят корочки непрофильных вузов. Но это еще один очень хитрый секрет нашей профессии – именитые театры не любят никого, кто не связан с их тусовкой. Корочка — это так, чтобы прослушать поменьше людей.

Совпали ли «ожидание» и «реальность» после того, как началась учеба?

Нет, не совпали. До этого я училась во взрослой театральной студии, я видела совсем другой подход, у меня был другой мастер, и я готовилась к совершенно другому уровню работы. Здесь больше заданий. Здесь мы обязаны почти 7 дней в неделю, с 9 утра до 10 вечера, фактически безвылазно сидеть в душной черной комнатке, где на фоне усталости друг от друга и от самих себя все время пропадает желание учиться, улетает вдохновение, хорошее отношение друг к другу. Нагрузки непомерно тяжелые, нужно успевать пахать помимо учебы – отрабатывать самостоятельно и танец, и вокал, и акробатику, и кое-что из мастерства. Конечно, это остается недостижимым идеалом, это жизнь сверхактера. Но требования очень высокие, и им нужно соответствовать. Самое смешное и удивительное, что после этих 4-5 изуверски изматывающих лет вы все равно будете никому не нужны, только если сами не придумаете себе работу или не найдете выгодных знакомых. Но пахать надо, потому что если фортуна придет тебе в гости, ты вытянешь золотой билет в ту жизнь, о которой так мечтал. И ты будешь к ней готов. А еще, конечно же, нужно очень много читать. Плюс разбираться в современном театре. В учебе очень много веселого, ленивого, счастливого и радостного. Очень много огрехов. Но схема, описанная выше, не должна стать для новичков неожиданностью. Заниматься всем и по чуть-чуть – вот, наверное, главный принцип выживаемости в этом мире. И всегда улыбаться. Потому что твой друг может повернуться к тебе спиной только из-за того, что твой этюд взяли в экзамен, а его – нет.

Есть ли что-то, что стало наоборот приятным сюрпризом для тебя в театральном вузе?

Сюрпризом стал в принципе этот мир сам по себе. Когда окунаешься в него с головой, то ощущаешь на себе с одной стороны волны феерического счастья, а с другой – танталовы муки. Я увидела людей совсем другими, в этом, наверное, заключается весь сюрприз. Мои сокурсники – удивительные люди, все по-своему очень талантливые, причем «по-своему» стоит понимать в положительном смысле. Каждый находит свою нишу и успешно в ней развивается. Я горжусь, что окружена таким количеством хорошего и интересного.

А много ли собственно «театра» в обучении? Или теория вытесняет практику?

Теория вытесняет практику, потому что все курсы одинаковые – есть пара-тройка любимчиков, которые блистают на площадке, пока все прочие сидят на сторонке. Обязаны, мол, учиться у тех, кто выше вас. Как будто бы они чем-то выше! Это я так зло говорю потому, что не состою в среде любимчиков (смеется).

Помогают ли студентам после окончания вуза трудоустроиться в театр?

Нет. Если учишься в профильном вузе, то тебя могут сразу взять в театр – либо курс под театр сразу набирают, либо мастер приглашает людей из театра. Особая удача попасть в любой вуз к мастеру, у которого есть свой театр. Тогда точно работа будет. Нужно быть готовым к тому, что ты никому не нужен после выпуска, даже своим преподавателям. Это не их вина, они ведь тоже мыкаются и работают на нелюбимых проектах, лишь бы только выжить. Зарплаты у обычных актеров, не уровня Безрукова и Боярской, хватает только для того, чтобы не умереть с голода. Искусство кормит!


Kulick.Magazine — рассказываем то, о чем другие молчат.