беседы в птж

Что такое сегодня театральный авангард? Беседы в ПТЖ

Подвальчик на Моховой улице 30 – редакция Петербургского театрального журнала. Пропитанный духом времени, уютный и самобытный, с большим количеством смешных вывесок, огромным количеством книг, журналов и фотографий. Именно в нём под горячий чай и сдобные угощения проходил цикл бесед на театральную тематику.


Автор: Руся Голубенцева


Первая тема беседы была обозначена как «Что такое сегодня театральный авангард?»

Её вели Марина Дмитриевская — театральный критик, кандидат искусствоведения, профессор РГИСИ, главный редактор «Петербургского театрального журнала» и Николай Песочинский, -кандидат искусствоведения, проректор РГИСИ.

Первое, что спросил Николай Викторович — от каких спектаклей мы, слушатели, испытали шок, что нам показалось в них самым необычным. Участники беседы назвали «Грозу» Андрея Могучего, «Июль» Дмитрия Волкострелова, и «Онегина» Тимофея Кулябина, поскольку каждый в них видел что-то особенное или вызывающее.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Хаос сознания приводит к хаосу мира. Н. Песочинский

Но невозможно ответить на главный вопрос беседы, не зная теоретических основ театрального авангарда, поэтому нам кратко, но ёмко дали определение авангардного спектакля, обозначали основные тренды, привели примеры и проанализировали сегодняшние авангардные постановки.

Авангард – это решительно новое по отношению к решительно старому.

Авангардный спектакль может быть неожиданной трактовкой привычных вещей, вызывать шок, быть единственным в своём роде, новаторским и не являться мейнстримом. Основные современные тренды авангардных спектаклей включают в себя отделение текста от персонажа, работу с ритмическим содержанием и… со сложным человеком.

Сейчас время расхлябанных энергий. И. Вырыпаев

Сегодня в театре совсем не видно сложного человека, а видно конструктор «Лего», где проекция демонстрирует сложность. Зрителям некогда углубляться в постановку и размышлять над ней. Понятный театр лучше, чем когда необходимо объяснять. И вовсе необязательно человека воплощать в человеке. Его тайна может быть в нескольких персонажах. Например, Юрий Бутусов в «Макбет» разделил одного сложного человека на много персонажей.

Порой сам текст — это подтекст

Спикерами также было подчёркнуто, что многие журналисты и идеологи борются за классику в постановках и считают любое новшество и интерпретацию надругательством. Но это не так: порой сам текст — это подтекст. Авангардисты стремятся поставить само существо пьесы. В классической пьесе много глубин, и если её играют даже спустя сто, двести лет, как многие пьесы Шекспира, то значит, в ней есть другие планы, другие ремарки.

Авангард — открытие новых смыслов, существа классической пьесы. М. Дмитревская

В той же «Грозе» Могучего, вынесенной на обсуждение во время беседы, раскрывается не купеческая жизнь, а мистицизм русской души. В русском театре вообще много боли и психологического искания.

Беседа получилась очень познавательной, оживленной и спорной. Сами спикеры не раз расходились в своих мнениях, но несмотря на это очень цельно и шаг за шагом, приводя примеры и анализируя спектакли, выстроили конкретную картинку сегодняшнего театрального авангарда.


Kulick.Magazine — ваш любознательный журнал про культуру и искусство.