vertov

Монтаж реальности

Что делает фильм ярким и запоминающимся: захватывающий сюжет и актерский состав? Или что-то помимо этого? Автор Kulick.Magazine расскажет о нескольких проверенных годами средствах экранной выразительности и о том, как они применяются на практике.


Автор: Катерина Криворучко


Создание фильма — процесс трудоемкий: прописанный сценарий и хорошая команда еще не гарантируют успех. И если для игрового фильма действительно может оказаться справедливым высказывание французского режиссера Рене Клера: «Мой фильм готов, его осталось только снять», то документальный проект не может быть заранее настолько продуман и прописан — жизнь (ведь это именно она становится объектом съемки) сама расставит все на свои места. Поэтому для документалистики столь важной является стадия монтажа, о которой и пойдет речь ниже.

Отражение реальности или реальность на экране?

Двадцатые годы XX века стали переломными в истории отечественного и мирового кинематографа. Именно тогда свой творческий путь начала выдающийся кинорежиссер, один из родоначальников современного документального кино, теоретик искусства Дзига Вертов.

Он категорически отрицал саму идею наигранного, искусственного, «театрального» художественного фильма. В манифесте «Мы» Вертов пишет: «Смерть «кинематографии» необходима для жизни киноискусства». Он хотел очистить кино действительности от всего лишнего, отвлекающего от правды жизни. Вертов утверждал: основная проблема кинематографа в том, что у человека есть психологическое начало, так не похожее на точность машины.

Вертов стремился вывести кинематограф на новый уровень, но не за счет слов-драмы, а через новые методы визуализации реальной жизни. Он стремился к документальной правде в движущейся картинке, к запечатлению сиюминутности жизни. Режиссер отказывался от хитроумных, но надуманных сюжетов, от актерской игры. Он начал создавать «киновещи», в которых декорациями служила подлинная действительность, а актерами — современники, и предлагал выйти «в пространство с четырьмя измерениями (3+время), в поиски своего материала, своего метра и ритма»

Материалом для самого Вертова становится даже не движение, как таковое, а интервалы, которые соединяют собой переходы от одного движения к другому. По этому принципу сняты его знаменитые «киновещи».

«Зрительный интервал» строится на основании множества факторов, среди которых Вертов выделяет пять главных:

  • соотношение планов;
  • соотношение ракурсов;
  • соотношение внутрикадровых движений;
  • соотношение светотеней;
  • соотношение съемочных скоростей

Это основные факторы, которые помогают при монтаже создать нужный  автору эффект и сбалансировать картинку для зрительского восприятия.

Только монтаж позволяет сопоставлять любые точки в пространстве и времени, не лишая при этом кадров их документальности. И именно он может помочь понять причины и следствия событий, которые, на первый взгляд, могут показаться никак не связанными друг с другом – ведь линейность не обязательное свойство монтажа.

Чтобы не упустить детали и увидеть главное, необходим специальный «книголаз», который заставит человека увидеть правильно, то есть, так, как задумано автором. Ведь именно при монтаже можно, например, сделать кадр длиннее, вынуждая зрителя всматриваться в какой-то объект – или поступить наоборот. Монтаж решает все.

Новаторство Вертова заключено в синтезе механического, объективного «киноглаза», который подмечает все, не упускает детали и точно их воспроизводит, и человека — кинока-монтажера, который должен с помощью киноглаза создавать действительное искусство, воспроизводящее «правду жизни».

Наблюдатель — соучастник

Во время учебы в школе я совершенно не понимала, для чего нужна физику. Честно говоря, не понимаю этого до сих пор, но однако, не задумываясь, катаюсь на велосипеде, вместо того, чтобы заново изобретать его. Так же и монтажные средства, выведенные опытным путем почти столетие назад, применяются и в современных проектах.

Leonardo Dalessandri — автор документального короткометражного фильма о жизни в Турции. В выбранном жанре режиссер далеко не новичок: ранее он снял подобную картину о Марокко. В своем фильме «Наблюдательная вышка Турции» («Watchtower of Turkey», 2014)  он за 3,5 минуты погружает зрителя в подлинную Турцию, где нет места политике и закулисным интригам – на экране только обычные люди и природа. Автор показывает, как и чем живут турки сегодня.

В ролике одновременно используются музыкальное сопровождение и снятый характерный интершум: звук прибоя, люди на рынке, шелест бумаги, крыльев птиц. Интершум создает настроение, передает правду жизни, камера в этой ситуации больше, чем «киноглаз», это еще и «киноухо». Оно фиксирует необходимые важные звуки, а основная мелодия — задает темп и вовлекает зрителя в повествование на экране. Музыкальная дорожка Ludovico Einaudi, как не парадоксально, помогает автору подчеркивать существенное и обращать на это внимание зрителей. Хотя на самом смена кадров настолько стремительна, что у зрителя есть лишь пара секунд на считывание изображения.

Автору важно показать главные для Турции понятия, чередуя кадры-символы и кадры, изображающие реальность в прямом ее смысле. История вписана в один взмах ресницами молодой турчанки: в начале фильма она открывает глаза, делает вдох, а в конце закрывает их. При этом Leonardo Dalessandri использует не линейный, а параллельный  и перекрестный монтаж.

В видео можно проследить несколько тем, воплощенных при помощи особой монтажной техники, одна из них — постоянное противопоставление временного вечному: флага с изображением лидера страны и книжной страницы, точно так же трепещущей при переворачивании. Автор идет еще дальше: он выстраивает антитезу маленьких людей и мощного религиозного института. На экране мы видим, как кадры мечети, такой величественной и статичной, сменяются толпами людей на улице. Все они куда-то идут, торопятся, разговаривают, смеются. При монтаже постоянно чередуется возраст людей в кадре, и, таким образом, монтажер раскрывает идею быстротечности человеческой жизни перед и вечностью архитектуры.

В какой-то момент чуткий глаз режиссера-художника замечает пожилого турка. Время для него словно бы остановилось. И вдруг кадры начинают сменять друг друга, и вот уже вместо старика мы видим маленького мальчика. Здесь прослеживается вторая тема, затронутая Leonardo Dalessandri: круговорот жизни, в котором человек рождается, взрослеет и умирает, чтобы вновь вернуться на Землю через своих потомков.

Лейтмотив быстротечности жизни поддержан метафорой воды. Вслед за рыбаками мы попадаем на рынок, полный колоритных деталей жизни современного Стамбула. Кадры сменяют друг друга очень быстро, подобно тому, как стремительно летит жизнь на рынке.

Другая важная метафора – это чайка, являющаяся, помимо всего прочего, символом Стамбула.  Ее полет — свобода, которая подчас не доступна взрослым людям. Неслучайно, выбирая расположение кадров, Leonardo Dalessandri «превращает» прыгающего ребенка в летящую птицу.

Водоворот людей, городов все время контрастирует с размеренными кадрами природы. Смена скорости внутрикадрового действия внутри и частота смены кадров помогают автору донести до зрителя свою идею — единения людей, природы, всей Турции. Благодаря взгляду художника, все люди предстают перед нами братьями, несмотря на все религиозные различия.

Композиция короткометражного фильма Leonardo Dalessandri закольцована: юная турчанка закрывает глаза. И мы это делаем вместе с ней, чтобы затем открыть их с ясным осознанием новой истины: «киноправды».


Kulick.Magazine — журнал про культуру и искусство.