Маруся Гуляева

«Волошинский сентябрь» — литературный фестиваль в Коктебеле. Интервью с участницей Марусей Гуляевой

С 12 по 18 сентября в Коктебеле состоялся Международный литературный фестиваль им. М.А. Волошина. Мы взяли интервью у непосредственной участницы фестиваля Маруси Гуляевой — московского журналиста и поэта, медленно, но верно набирающего популярность.


Свободный автор: Ника Петрова


fvpnv2rgbjm-kopiya

Маруся, привет. Скажи, пожалуйста, как тебя занесло на Волошинский фестиваль?
Привет! На фестиваль меня занесло спонтанно, я не знала о нем до этого лета, но случай сыграл свою роль. Ходила я на курсы, где, конечно, не учат писать и сочинять, однако кураторы рассказывают о  разных интересных и известных людях, поэтах, культуртрегерях (Ироническое название человека, к-рый, распространяя культуру, просвещение с чрезмерным усердием и прямолинейностью, обычно скрывает под этим свои корыстные интересы. прим ред.). Они-то и способны зажечь в тебе искру вдохновения. Вот одним из таких спикеров и стал Андрей Коровин: именно от него я впервые услышала про фестиваль. И так он очаровательно про него рассказывал, что мне непременно захотелось поехать. Проходит «Волошинский сентябрь» традиционно в Коктебеле. Там расположен музей Максимилиана Волошина. Это такой дом, стоящий на берегу моря, куда раньше приезжали многие известные поэты: Цветаева, Гумилев, Мандельштам, Блок. Сейчас бы это назвали коммуной, и, по сути, так оно и было. Берег был не застроен: на нём было построено всего несколько домов.

Что было самое интересное, на твой взгляд, на фестивале?
Поскольку я приехала впервые на подобное мероприятие, мне было интересно всё: от организации до контента. И сразу ведь сложилось ощущение, что, если относиться к происходящему с романтизмом, то «Волошинский фестиваль» и само место, где он проходит, нужно воспринимать, как Мекку для поэта. Коктебель – это ведь совсем маленьким поселок на побережье, но при этом в нем есть сила, ощутить ее – большая удача.

А там вроде мастер-классы проходили? На каких побывала, что нового узнала?
Чего там только не проходило. Я побывала на мастер-классе у Павла Крючкова и Алексея Пуринова. Есть такие литературные журналы, как «Новый мир», «Звезда». Может показаться, что их никто не читает, однако, читают и более того, еще и помнят прочитанное. Собственно, на мастер-классе поэты делились своими стихотворениями и слушали критический отклик. Было также много встреч с известными людьми. Например, есть такой человек как Виталий Кальпиди, он основал УПШ (Уральскую поэтическую школу). Когда слушаешь его манифест, мурашки толпами бегут по коже. Человек – скала. Или, например, Николай Коляда, драматург, директор одноименного театра. Он презентовал 12-ти томник своих сочинений. Написал 120 пьес! Мало того, что написал, так еще их по всему миру ставят! Еще крутой был конкурс кино-стихотворений. Ребята снимали короткий метр на свои стихи и некоторые были очень хорошие. У Любы Колесник вышел очень стильный ролик. Снимали они его 26 декабря где-то в поле, под Ржевом. И она ходила босиком по траве (почему-то не было снега) в красном вечернем платье, гипнотизируя оператора взглядом, сжигая рукописи.

dqhnvnduay4-kopiya

Слушай, ты ведь участвовала в некоем заплыве и даже выиграла что-то? Расскажи поподробнее.
Это был заплыв поэтов! Как оказалось, самое сложное, это вовсе не приплыть первой, а не утопить рукопись. Кто-то прятал листы под бейсболку, кто-то в купальник. Мужчины, естественно, в плавки. Я серьезно готовилась к заплыву, поскольку никогда не знаешь, как плавают другие поэты. Так что ходила несколько недель в бассейн перед поездкой, отбирала стихи. Устроено всё как на соревнованиях: 2 заплыва, в одном – мужчины, в другом — женщины. Дистанция метров, может быть, 50. Утомиться не успеваешь. Если же говорить о выигрыше, то меня ждет публикация в литературном журнале. И это очень круто для молодого поэта. Я очень рада попасть в «Октябрь», именно так называется этот журнал.

gzqrac35t-c-kopiya

Кто из участников-поэтов произвёл на тебя наибольшее впечатление?
Из участников заплыва? Женщина с татуировкой Марины Цветаевой на плече! (улыбается) А если серьезно, многие среди участников фестиваля производили сильное впечатление. Нет слабых звеньев, Мекка же. Сейчас читаю, например, Андрея Коровина, он очень мелодичен. Автоном Доветров – удивительный. Зачитываюсь Ириной Евса и, конечно, если говорить про подачу, то Дима Артис волшебно читает. Я бы у него поучилась этому мастерству.

Преследовал ли тебя дух Волошина? Посетило ли вдохновение и хотелось ли там творить?
Преследовал ли дух… Где-то на второй день я сходила и купила книгу его стихотворений, села на пляже, стала читать. Читала, пока солнце не скрылось. Мне кажется, если говорить о духе Максимилиана, как о такой силе, что связывает поэтов, собирая их вместе и воедино, то конечно, весь фестиваль и есть его дух. Люди ведь могут по-разному относиться к стихотворениям друг друга, но тут, в Коктебеле, они едины. Творить захотелось уже после, в Москве.

Кстати, а ты знаешь, что Волошин был масоном? Присуща ли поэзии мистика?
Настоящий поэт – всегда немного пророк и мистик. Как и настоящий режиссер. Возьмем, например, Тарковского. Его фильмы как поэзия символистов — недоступны для понимания в полной мере. Бывает боишься браться за какие-то темы, потому что стихи могу быть сродни молитве, которая исполняется. Написала, забыла, а потом – хлоп – и вот оно, уже тут. Что касается мистики, я очень серьезно отношусь ко снам. Выгребаю из них строчки, интонации, мотивы. Однажды приснится тебе писатель,  который выступает на пресс-конференции. Щелкают вспышками фотокамеры, галдят вопросами журналисты. А он поднимает глаза от микрофона, смотрит на тебя и произносит так спокойно: «Трудны только первые пять сотен страниц». И ты все еще пишешь эти 5 сотен страниц, переходя от строчки к строчке.

Стоит ли сохранять классические традиции в плане рифмы и стихосложения?
Стоит точно сохранять традиции орфографические. Хотя я сама часто убираю знаки совсем, или ставлю их только в начале и в конце, но это лишает порядка. У читателя своя интонация, свой голос, свой язык, и оставлять его наедине с текстом, лишенным ориентиров – большой риск для автора. Сейчас, например, пишут мало сонетов, хотя это прекрасная форма. Мне бы самой хотелось написать несколько. Поэзии тысячи лет, и все эти ритмы неспроста продолжают жить. Нужно сохранять обязательно, но и необходимо создавать что-то новое. Само слово, и организация этого слова способны на многое.

Скажи, нужна ли поэзия в современном мире и такие вот фестивали?
Такие фестивали и есть современный её мир. Сегодня поэзия трансформируется, дигиматируется, становится частью других искусств. Может быть, сегодня она недооценена, и мы идем вперед, свернув голову в сторону «серебряного» века, но без поэзии нельзя. Это как без души. А мир не может без души.

zgaqz2apyak-kopiya

Планируешь посетить «Волошинский сентябрь» в следующем году?
Трудно сказать заранее. Я уже успела соскучиться и по людям, и по самому месту. Да и неохваченных мастер-классов осталось еще уйма.

5 советов начинающему поэту

  1. Пишите «под» классиков. Копируя чужие формы, вы оттачиваете свой навык письма.
  2. Не бойтесь критики. Умение воспринимать чужое мнение и прислушиваться к нему расширяет ваши возможности.
  3. Стихи – это эмоция, но никто не любит «кипяток». Над текстом нужно работать. Вы же обрабатываете фотки в Instagram, подбираете фильтр, резкость и другие параметры. Работайте также и с текстом.
  4. Читайте современных поэтов. Записывайте или заучивайте понравившиеся стихи. Повторяйте их, слушая свой голос.
  5. Если ваше стихотворение не набирает лайков, это вовсе не означает, что оно плохое. Не привязывайтесь к внешней оценке.

Kulick.Magazine.
Про культуру и искусство наш журнал.
Мы стараемся побольше рассказать про это вам.