Искусство и философия. Коллеги или соперники?

Искусство и философия. Коллеги или соперники?Автор статьи: Роман Живенков

В отношениях искусства и философии, этих двух столпов человеческого общества до начала 20 века роли были чётко распределены. С наступлением нового столетия пришёл и новый взгляд на их взаимоотношения, что совпало с периодом радикальной переоценки морали в обществе.

Наступает ли искусство после философии или же наоборот? Возможна ли философская оценка произведений искусства? Какую роль они в действительности играют друг для друга? Это одни из множества вопросов “вставших на повестку дня».

Получить ответы на них или хотя бы попытаться разобраться в них, было можно, придя на лекцию российского философа, аналитика изобразительного искусства, куратора, художника – Валерия Владимировича Савчука. Она состоялся 16 декабря на факультете свободных наук Санкт-Петербургского Государственного Университета. Аудитория была полна людей, они с любопытством и жаждой знаний в глазах внимали словам профессора: «До недавнего времени философы писали об искусстве в целом. Плодом их трудов было множеств книг, под общим названием “Философия искусств”, вышедших в свет. Эти произведения были всего лишь иллюстрацией их мыслей. Теперь же подход мыслителей изменился. Они стали размышлять о конкретных произведениях, конкретных авторов. И это вторжение дискурсов философов разбудило глубочайшие охранительные обиды в искусствоведах и вызвало у них агрессию, – рассказывал Валерий Владимирович. — К тому же искусствоведы всегда были правы, когда дело касалось фактов, дат, а это никогда не было сильной стороной философов. Но, невзирая на всё вышеупомянутое, смещение интересов философов к искусству вскоре стало трендом. Все выдающиеся континентальные философы двадцатого столетия обращались к оценке произведений искусства. Благодаря этому изменилась сама концепция оценки. Говоря словами Де Лёсса, который в свою очередь перефразировал Мартина Хайдеггера, общество пришло к тому, что нужно размышлять не о кино, а вместе с кино».

Так что же такого философы находят у художников, поэтов, писателей? И что они могут сказать об этом? Валерий Владимирович так отвечает на эти вопросы: «Философ инвертирует смысл произведений, проделывая ту работу, которая становится неотделимой от творца. Этот глубокий философский смысл становится фактом в истории культуры. Делает то, что внутри искусствоведческого дискурса невозможно. Важность этого впервые осознал Ницше, а ведь именно после его оценки Вагнера от композитора стали ожидать великих свершений. Да и в большинстве своём многие великие художники, поэты, писатели стали значимы именно благодаря таким текстам. Хотя стоит признать, что это было отнюдь не всегда обязательным результатом».

Высказав свой взгляд на отношения искусства и философии, Валерий Савчук дал оценку трудам искусствоведов и текстам журналистов, писателей об искусстве: «Что касается текстов тех, кто не является ни знатоками произведений искусства, ни философами. Их труды не более чем параллельные тексты о своих впечатлениях, в лучшем случае эссе, особый жанр эссе о высказываниях в актуальном искусстве.
Суждения же об искусстве от профессионалов обладают очень большим потенциалом, на котором сделали себе имя многие отечественные искусствоведы. Это привело к тому, что сегодня на рынок стало выходить очень большое количество последних. Но очень мало кто из них пишет интересно и кого интересно читать. Но надо отдать современным аналитикам должное, они обладают особым качеством – чутьём. И всё же, к сожалению, на сегодняшний день очень много творцов и мало толковых аналитиков. Ещё одной проблемой является появление большого количества заказных текстов, суть которых состоит в том, чтобы натянуть дискурс на пустоту. В них много пафоса и неоправданного восхищения и витиеватых понятий. Поэтому часто возникают забавные ситуации, когда творец, прочитав, не может понять хвалят его или ругают. Бывает и так, что когда текст пишется по собственной воле, задача прояснить видение произведения не выполняется. Всё наоборот усложняется для понимания простого обывателя.

Именно поэтому поиск концепта и вписывание в историю культуры одна из серьёзных задач философа. К счастью большинство адекватных искусствоведов, придерживаются позиции быть вместе со своими героями».

Напоследок Валерий Владимирович высказался о демократизации искусства, имеющей место быть в современном обществе, на примере ремесла фотографа. По его мнению, повсеместное распространение этого жанра и самих фотографов не увеличивает количество реально хороших фотографов. Также нет и людей разбирающихся в искусстве фотографии. Присутствует иллюзия лёгкости становления фотографом. Эта печальная тенденция наблюдается и во всех направлениях.

Общество в большинстве своём утрачивает навык концентрированного, медитативного вдумчивого всматривания, осознания, понимания произведений искусства. Отчасти это можно объяснить переизбытком контента и защитным механизмом мозга, который начинает отфильтровывать и блокировать информацию.

Сегодня люди много смотрят, читают, творят сами, но мало думают. Достаточно получить несколько “лайков” в социальной сети и решить, что самореализовался и привыкнуть довольствоваться малым. Сказывается и тот факт, что в Санкт-Петербурге нет ни одного хорошего журнала о фотографии, искусстве. И это в культурной столице нашей Родины.

И всё же Валерий Савчук не взялся давать ориентиры и советы, что делать с деградацией, процветающей в обществе, только лишь потому, что сейчас всё настолько быстро изменяется и поэтому какие-то указания и инструкции могут оказаться неприменимы, если не опасны уже через несколько лет.