любительский театр

Главная роль

Свободный автор: Елена Москвитина

Сегодня, свободный автор интернет-журнала «Kulick» расскажет вам о любительском театре и его «главной роли» в жизни студента и преподавателя. Перед вами интервью трех актрис, которые выступают в «роли» преподавателей.


Итак, первое интервью. Знакомьтесь, Ольга Белинская

Актриса, преподаватель международного театрального центра «Легкие Люди»


 

— Какие люди приходят к вам?

— Мне кажется, что люди приходят в любом случае «проблемные», которые хотят разобраться в себе. Но это свойственно всем, кто искусством занимается. То есть, я такой же «проблемный» человек (улыбается).

— Актеры выходит «проблемные» люди?

— Конечно (смеется). Это очень «проблемные» люди. Я вообще искусство воспринимаю исключительно как психотерапию.

— Верите ли Вы в судьбу?

— Временами (улыбается).

— Каким был Ваш самый первый день в роли преподавателя?

— Мой самый первый день…. Это был курс будущих профессиональных актеров. И я очень сильно боялась, мне реально было страшно. Я боялась студентов. Студенты считали, что я очень строгая, когда меня видели на вступительных экзаменах, так что они тоже меня боялись. Еще я помню, что мне было очень интересно. Я вступала в новую область, у меня был азарт. И буквально в пять минут это все прошло. И уже затем все пошло, пошло, пошло…

— Как это сравнимо с первым уроком в «Легких Людях»?

— Конечно, это разные направления с профессионалами и не с профессионалами работать. Методика преподавания разная, а эмоции те же. Все равно, когда я иду на урок, я очень сильно волнуюсь. Я каждый раз продумываю, что будет, на кого из учеников сделать упор сегодня. Для каждого стараюсь что-то придумать, чтобы его «раскрыть» и помочь.
Но в первый день мы все присматриваемся друг другу. Я задаю правила игры. На первом занятии, конечно много «хи-хи, ха-ха» от студентов. Поэтому очень важно задать правила игры, что это все серьезно. Это игра, но она серьезная. И вы играете на своей территории. И чтобы добиться результата, ученик должен быть максимально открыт.

— Вам легко отпускать своих студентов?

— Да, легко. Но мы всегда остаемся друзьями (улыбается). Ребята приходят ко мне на спектакли. Приходят ко мне в гости. Мы не теряем контакта.

— Что дает Вам преподавание в центре?

— Я, вообще, ужасный социофоб. Я была отстранена от людей, то есть — наблюдатель. С людьми мало общалась, могла неделями дома находиться – в книгах, фильмах. И людей, с кем я общалось близко было один-два… Я не подпускала сознательно к себе никого. Я боялась людей. И когда я набрала первый курс здесь, это был курс людей, которые были социофобы (улыбается). Они четко отразили мою проблему. Но это был курс, который очень хотел общаться. Им всем хотелось преодолеть это. С их стороны это было осознанное действие. Вот именно это стало для меня точкой, что изменило меня кардинально. Вот этот первый курс меня изменил!

— Что такое театр для Вас?

— Я не смогу сейчас дать определение «что такое театр для меня». В данный момент не готова, это связанно с тем, что я пересматриваю свои взгляды на профессию, мое место в ней. У меня сейчас меняется система координат.

От себя хочу сказать, что это интервью было самым первым в моей жизни. И я очень сильно волновалась в тот день. Приехала на встречу с мыслью: «Зачем я ввязалась в эту авантюру?!». Но я уже была на месте, и отступать не в моих правилах. Ольга сразу предложила поучаствовать  в тренинге с ее студентами.… У меня не было сомнений, потому что Ольге с первого взгляда доверяешь. И вот я стою у стены (в рамках тренинга), а в меня прицеливаясь, собирается кинуть теннисный мяч человек, с которым я даже не знакома. И сильно так кинуть! И знаете, что?! Я была в восторге! Именно так и должен был закончиться этот вечер – ударом мячом в мою голову. Конечно, я шучу! Все это было, но никто не пострадал. Ребята, это было круто!

 


Теперь не отвлекаемся и продолжаем.
Знакомьтесь, Анна Шмурун

Актриса, режиссер, педагог театра-школы «Образ»


 

— Веришь ли ты в судьбу?

— Наверное, да (вздохнула).

— Что ты чувствовала в свой первый день в роли преподавателя?

— Наверное, кроме страха ничего не было. Были мысли о том, как тебя оценят. Все на самом деле, было достаточно примитивно, т.е. я ни о чем  не говорила. Потому что первые мои ученики были в университете. И я просто так, тихонько-тихонько за моими старшими преподавателями зашла, чтобы никто меня не видел, и смотрела, изучала студентов… и боялась. Но самое интересное, что  ты вчера был студентом, а сегодня ты уже – преподаватель. Ты по другую сторону. И тут важно помнить о том, что ты еще вчера сидел с другой стороны и не злоупотреблять этим. В смысле, ставить на первое место педагогические отношения, а потом уже личные.

— Какие, на твой взгляд, к тебе приходят люди?

— Это те люди, которые могут чем-то увлекаться всерьез (не обязательно театром).

— Какими люди становятся на протяжении всего курса занятий?

— Они становятся более свободными, более открытыми… более внимательные к себе, друг другу. Я вот не скажу, что они становятся лучше или хуже. Сейчас я не говорю про какие-то навыки, которые они приобретают (речь или двигаться начинают по-другому). А вот в каком-то человеческом плане… (задумалась). Не знаю.… Вот как был какой-то «цветочек закрытый», а потом раз и потихоньку открылся (смеется). И может не с хорошей стороны или, наоборот, с приятной.… Но все равно они все интересней становятся, это точно! Себе и друг другу.

— Когда курс окончен, сыгран спектакль, то люди уходят. Тебе легко отпускать?

— Нет.

— Почему?

— Потому что… (пауза). Мы родили вместе «ребенка», попробуй потом отпусти (смеется). Я может, этого и не показываю, но я всегда тяжело и болезненно воспринимаю, не только когда человек уходит после спектакля. Мы привыкаем друг другу, открываемся. И вот потом тяжело…

— Есть ли такие студенты, которые тебя удивляют и восхищают?

— Да, конечно.

— А чем именно восхищают?

— Меня всегда и удивляет и восхищает в разных людях одно и то же. Я могу сколько угодно придумывать, тратить на это часы, разбирать пьесу по событиям, до каких-то мелочей, вплоть  до поворота головы и каких-то приспособлений, а потом все это принести на занятие. Но есть студент, который выходит на площадку и за три секунды может сделать в двадцать раз интересней, как я не придумаю никогда в жизни. Именно это меня восхищает и удивляет (улыбается).

— Почему ты все еще преподаешь?

— Я просто такой человек.… Во-первых,  увлекающийся. А во-вторых, мне очень сложно остановиться, когда я что-то делаю. Я уже неоднократно пробовала, по каким-то разным своим причинам, с этим всем делом «завязать» (смеется). Правда, всегда в процессе работы какие-то трудности возникают. Ты их преодолеваешь, скрипя зубами, ругаетесь, может быть.… И ты себе говоришь, что я никогда в своей жизни этого делать не буду. А потом, новая пьеса, идея или подобрался коллектив ребят, которые хотят что-то делать. И ты совершенно забываешь, что хотел поставить крест. И вот так вот все у меня повторяется и повторяется.

А еще мне кажется, что тем, чем мы занимаемся это самая интересная работа. Ее даже работой не назовешь. У нас очень интересный материал – это человек  и исполнитель – человек. И ни с кем так не интересно работать как с людьми. Это бесконечный процесс.

— Можно ли дать определение театру, когда есть разделение на  любительский и профессиональный?

— Я думаю, что театр – это необычный взгляд на жизнь.

— Любого человека, будь то зритель или сам актер или режиссера?

— Как искусство коллективное: и режиссера, и актера, и зрителя – все вместе. Театр же невозможен.… Без режиссера-то  еще ладно (смеется). А вот без актера и без зрителя, то есть без двух главных составляющих театр невозможен. Именно их общий, коллективный взгляд и есть театр. И поэтому он необычный, потому что каждый приносит  что-то свое и рождается что-то, чего в природе не существует.

Раз уж это моя статья, то вы уже заметили, что не обойдется без моих ремарок (потерпите). До интервью с Анной я с ней никогда не беседовала, хотя я занимаюсь в той же театральной студии, где она преподает. Поэтому, на интервью с ней я шла убежденная, что строже человека я еще не встречала. Знаете ли, обожаю предвзято относиться к людям?! А  на деле, все оказалось проще. С Анной легко.

 


Но вот мы и подошли у заключительной части статьи. Знакомьтесь, Регина Бекетова

Актриса, преподаватель театра-школы «Образ»


 

— Веришь ли ты в судьбу?

— Да (молчание). Даже если пытаемся ее изменить, все равно приходим в определенную точку. Ходим окольными путями, но в нее придем. Нет подтверждения, но и опровержения этого нет. Но пока что, по ощущениям, все действительно складывалось так, как должно было быть.

— Что ты чувствовала в первый день в роли преподавателя?

— Волнение. Страх от того, что ты сам мало знаешь. Опыт-то есть, но ты знаешь не все, что ты мог знать.

— Почему  студенты остались после вводного занятия,  на твой взгляд?

— У меня  было ощущения, что они чем-то «заражены» (улыбается). У каждого была своя причина, цель, почему он остался.

— Есть ли общий портрет студента, человека который приходит на твои занятия?

— Есть три абсолютно разных человека. Но хотя, это слишком просто сказано, обобщенно, наверное. Есть студент, который приходит просто провести время, просто «потусить». С ними прикольно, весело.  Но к ним меньше требований. Потому что понимаешь, что требовать от них то, что хотелось бы, нет смысла. Наступает такой момент, что ты начинаешь уделять им чуть-чуть меньше времени. Потому что понимаешь, что он просто выйдет, чтоб покрасоваться, побыть на сцене ради себя.

А есть те (это уже другая категория), которая приходит, чтобы побыть в «шкуре» другого человека и сказать какую-то мысль. Может, конечно, я хочу это видеть в этих людях. Может, я тоже заблуждаюсь. Но мне кажется, иногда это получается у кого-то.

И третьи – это «проблемные» люди, у которых слишком много внутренних проблем. С которыми очень сложно. Опять же, они либо поддаются тебе, и у них что-то получается, либо они уходят. Сворачивают с пути, потому что не могут справиться. И, к сожалению и я не могу помочь…

— Чувствуешь ли ты ответственность к «третьим» людям?

— Да… Больно от того, что у тебя не получилось помочь. Начинаешь винить себя в этом, что не получилось «раскрыть» человека, понять, почему он такой. У всех же,  действительно, «скорость передвижения» разная. И кто-то остается и пытается бороться со своими какими-то внутренними проблемами. И в итоге, он остается этот человек и маленькими шажочками все равно продвигается вперед.

— Какими люди уходят после окончания курса?

— Ну, нельзя сказать, что просветленными. Это будет слишком (смеется). Может быть наполненными, их можно сравнить с сосудом, который они смогли наполнить до нужного им уровня. И получив определенные граммы (или в чем там вода измеряется) уходят наполняться  дальше…

Конечно, жалко расставаться с этими людьми. Тем более, если ты видишь, что человек может и старается.… У меня остаются воспоминания. И какой-то некий «внутренний подвиг»: вот с этим человеком у меня получилось!

— В какой момент ты сама себе сказала, что «я хочу этим заниматься»?

— Для меня это был момент, когда мои ребята читали монологи. Когда смотришь на человека и видишь, что он победил. А это победа каждого, какого бы уровня она не была. Я даже помню эти ощущения, когда я возвращалась после монологов, какой-то свет внутри был, воодушевление, гордость за то, что у них получилось.

— Понимают ли люди, зачем они приходят?

— Они сначала поймут о своей проблеме, потом начнут искать ответы, и почему-то так срастается, что они находят их здесь.

— Что тебе дает преподавание как личности?

— Доверять людям стала больше. Хотя, я и так в принципе, этим не страдала никогда. Но, в отношениях со студентами, я не боюсь на своих жизненных примерах  помочь им понять что-то у себя. И для меня это тоже  какого-то рода спасение. Потому что мы тоже закапываемся в своих проблемах, кто-то их таит в себе и не может об этом сказать. А я людям доверяю, я могу рассказать об этом. Мне не стыдно рассказать. Сейчас стало проще пережить что-то.

— Есть ли место любительскому театру в искусстве?

— Да. Каждому есть что сказать и зачастую у него это выходит лучше, чем человеку, который занимаются этим всю жизнь. Это действительно так (улыбается).

— Есть профессиональные театры, есть  любительские театры. Убираем два эти прилагательных, и остается театр. Что же такое театр?

— Театр – жизнь…(задумалась) на сцене. В жизни нельзя играть, а на сцене необходимо играя жить.

 

Ну что же, дорогой мой читатель?! Представь себе на секундочку, что ты идешь под дождем (именно в Питере, прям, так что смывает с тротуара). Обычный, в общем, дождь. Ты в незнакомом районе, где встречный прохожий с таким лицом, как будто там впереди «безысходность», а они это выяснили и идут обратно. А тебе именно туда и надо! И вот перед тобой железная дверь, пытаешься ее открыть. А она, зараза, тяжеленная, не потому что ты слабый, нет. Просто у нас так принято. Дергаешь эту дверь, всем весом тянешь ее. Чуточку ее приоткрыл и думаешь: «Вот если за ней ничего хорошего нет, то сразу же пойду назад!». Открываешь ее, а там.… В моем случае, за дверью я познакомилась с Региной. Назад я не пошла! Только вперед!