сторителлинг

Чай, кофе, поболтаем? Сторителлинг и всё к нему прилагающееся

В последнее время сторителлинг набирает обороты. И мы решили разобраться, что же из себя представляет новое направление театра, полюбившееся уже многим зрителям.


Свободный автор: Оля Кроу
Фотография: из свободного доступа


Что ты за птица, сторителлинг?

Когда я получила задание написать о сторителлинге, то первой мыслью у меня как у маркетолога было: «Неужели задание по маркетингу?». Нет, о театре. И тема стала для меня вдвойне интересней, когда я осознала смежность тематик.

Дело в том, что в рекламе сторителлинг — это умение с помощью истории объяснить выгоды продукта и, само собой, успешно продать его. Самое забавное, что в одном авторитетном издании сторителлинг иллюстрировался отрывком из рассказа А.П. Чехова «Ванька», а конкретно — на примере письма «на деревню дедушке».

Термин «сторителлинг» дословно переводится как «рассказывая истории» и пришел в сферы менеджмента, рекламы и театра из нарративной психотерапии. Это методика, которая использует беседу, чтобы помочь людям. Они пересказывают события, связывая их в одну логичную историю и таким образом делают их «наделенными смыслом». И вот из этих осмысленных историй психотерапевту легче выявить проблему пациента.

Сторителлинг и театр: быть или не быть?

Сторителлинг в театре — это новый вид творчества, не похожий на то, что вы видели ранее. Многие называют его «ответом стендапу» и, возможно, частично правы. Примечательно, что основой такому эмоциональному и неординарному жанру стала именно психотерапия — усилие, когда человек пытается познать свое «я». Мне кажется, этот момент делает жанр сторителлинга особенно ярким и отличает его от привычного и более классического. Получается, что театр такой, каким мы его знаем — это актеры и роли. Прекрасные, волнующие, но лишь маски. Сторителлинг — это шаг навстречу, шаг в зал, к зрителю и собственному «я». Актеры проживают свою историю, наделяют ее особым интимным смыслом и отдают его зрителю, как что-то прекрасное в своей незавершенности.

Как жанр театра, сторителлинг еще только зарождается. Нет каких-то определенных рамок, традиций. В Петербурге это в основном камерные представления, уютные и для «своих». Например, формат открытого микрофона, где рассказать свою историю может каждый, главное, соответствовать тематике («Хотите — верьте! Хотите — нет!», «Повторение — мать ученья, или Со мной все время случается одно и то же»).

Сторителлинг как путь сближения со зрителем

Что касается театра, то сторителлинг, кажется, просто создан для подобного формата самовыражения. Основой становится безумная, ничем не ограниченная импровизация, когда актёр не играет, но живет, делится и проживает. Например, 13 марта 2016 года в Открытой  киностудии «Лендок» состоялся московский спектакль по рассказу «Страшная месть» Н.В. Гоголя в исполнении Алексея Розина и Ильи Барабанова. Актеры рассказывали зрителю историю казаков, как друзья пересказывают истории друг другу: отвлекаясь на повседневное и злободневное, шутя, на ходу выдавая остроумные фразы. Эта живость делает действие на сцене в какой-то степени уникальным, сиюминутным, и потому более ценным, кристально-творческим.

Московский Театр.DOC поставил спектакль “Мой дед мне рассказывал…”, где актеры показывали личные истории про войну и Победу. Важность этого действия была в том, что происходящее на сцене не содержало жеманной патетики, порой бессмысленной, идущей поперек. Люди делились личным, драгоценным и нежным, и делали это красиво и искренне.

Сторителлинг явно стоит того, чтобы увидеть его хотя бы раз. А так как эта творческая ниша еще только начинает заполнятся, у всех есть шанс познать искусство захватывающего рассказа. Для этого можно посетить мастер-классы по сторителлингу. Например, недавно подобные занятия прошли в Воркплейс Академия  и на IX Книжном салоне. Практикуйте полученные знания на друзьях, звание «души компании» вам точно будет обеспечено.