тихий дон в мастерской

Как оказаться на 8 часов на хуторе. «Тихий Дон»

Окунуться в жизнь донских казаков, побывать на хуторе и наблюдать за настоящей драмой — все это ожидало зрителя во время спектакля «Тихий Дон» в театре «Мастерская». Kulick.Magazine тоже не смог пропустить такое событие и делится впечатлениями.


Свободный автор: Елизавета Долженкова


У каждого зрителя свое прочтения великого романа-эпопеи Шолохова «Тихий Дон», своя Аксинья, свой Григорий, свой хутор Татарский и его жители-герои произведения, своя война. Ровно как и у каждого режиссера-постановщика все «своё».  И какое же счастье первого смотреть театральную постановку второго, где прочтения будут совпадать с идеями самого автора, где будет деликатно и внимательно разобраны жизни и характеры героев, где детальность изображения деревенского быта будет многопланова и разнообразна. За девятичасовой спектакль «Тихий Дон» в «Мастерской» под руководством Григория Козлова гость театра услышит распевные казачьи песни, увидит, как брат  пойдет на брата в кровавое время страны, уверится в преданной и жертвенной любви на всю жизнь.

Первые мгновения спектакля зритель все еще будет помнить о настоящем моменте. Да, все  исторические события  двадцатого века с их революциями и войнами давно в прошлом, многие права и порядки установлены и знакомы, давно созданы, а потому привычны электронные устройства. Но уже  первые слова на специфичном донском говоре перенесут всех в казачий хутор, где ведут быт вольные казаки, чтущие христианские традиции и «батюшку» Тихий Дон. Талант и страсть актеров убедят зрителя в моменте «сейчас», в моменте пронизывающей и привязывающей любви, горестной тишины, искреннего народного единства.

Играть молодому актеру истинного донского казака, главу семейства, пожившего и повидавшего человека, многим покажется сложным. На сцене роль властного и вспыльчивого Пантелея Прокофьевича воплощает Дмитрий Белянкин, точно подобравший для себя характер героя и проживший его на сцене. Хромой и порой беснующийся на домочадцев герой Белянкина предстает перед нами справедливым и любящим свою семью человеком. Антон Момот (Григорий) и Раевская Есения (Аксинья) на глазах  у зрителей как отдали свои сердца и души друг другу при встрече у воды, так и до конца своих жизней на сцене не совершали обратного. Гением актерства они любили, тосковали, ревновали. И все в доказательство преданной любви — настоящей, вечной и беспрекословной.

Возможность многочасовой постановки  располагает к детальной режиссуре. Абсолютное погружение в жизнь хуторских, где не разговаривают, а «гутарят», где все «здеся» и «тута». Музыкальное сопровождение оживляет проводы казаков на службу или свадебные гуляния. Воплощение местного быта с банными купаниями, лихой ездой на санях, чоканьем рюмок с горилкой, полевыми работами  под палящим солнцем — полнота казачьей вольной жизни пронизывает зал. Образная эмоциональная режиссура ключевых моментов произведения воплощена на сцене с глубиной и важностью происходящего.

Смерть героев, отчаянная попытка суицида или жестокий расстрел, накаляющиеся отношения ревнивцев-казаков, гулянья, поминальные службы — всё это в надрывной пластике актеров, их криках и плаче. Здесь же световое и визуальное решение постановщика. Чтение писем или воспоминания действующих лиц явью продолжают раскрывать зрителю свои характеры. Угадывание режиссером хорошо знакомых зрителю жизненных моментов, перенесенных на сцену.

Григорий вернулся домой после долгого отсутствия, и первые шаги на родной двор показаны, возможно, незаметным, но ценным моментом для героя: он задержался на пороге, прислушиваясь к скрипу половиц. Эти покачивания и поступь по полу, вызывающие трескучий звук, как продление и растягивание момента присутствия. Как это точно подчеркнуло успокоение солдатской тоски по домашним спокойным  местам. Как тихий скрип домашних старых половиц почти прогремел счастливой и сладкой мыслью о родном доме и семье. Каждый курень построен с деревянным полом, иначе не строили, но подчеркнутое такими мелочами родство с определенным местом и взращивает в каждом человеке чувство преданности и неподдельности.

Прекрасная эмоциональная постановка с внимательным отношением к литературному сюжету, соответствию историческим событиям и культурному наследию донских казаков. Спектакль «Тихий Дон» в «Мастерской» так же называется «Житие хутора Татарского». На сцене прожита жизнь в полноте ее страстности, сладости, частой несправедливости. Трогают слова, сказанные с большим сочувствием любящей Аксиньей: «Никакой он не бандит, твой отец. Он так… несчастный человек».  Поразительная трата и отдача молодых талантов на сцене, характерность, изумительность художественной атмосферы, музыкальность. Точный курс на абсолют творческой силы и гения театра.


Kulick.Magazine — журнал про культуру и искусство. Вдохновляйтесь мелочами!