1506161137250

Amfest: Фильм «Такса». Because We Believe in Love

Мы продолжаем рассказывать о картинах, которые нам удалось посмотреть в рамках фестиваля Amfest 2016. На этот раз мы представляем фильм «Такса», который входил в основную программу Каннского кинофестиваля 2016.  Что из себя представляет кино Тодда Солондза, снятое им по собственному сценарию, с неожиданным персонажем в главной роли, узнаете из нашего обзора.


Свободный автор: Ира Березина


В нашем большом круглом разноцветном мире так много пар хозяин-животное, что кто-то даже исследует феномен схожести между человеком и его другом. Довольно часто забавно наблюдать, как мальчишка с дырой от ветки на штанах несется наперегонки с лохматым дворняжкой с порванным ухом, а блондиночка в розовом пальто постукивая каблучками бежит с сумочкой в руке, из которой с любопытством высовывается беленькая кудрявая мордочка пуделя.

За 88 минут на экране разные люди и их разные мысли, чувства переживания, действия и их последствия, преимущественно совершенно не связанные с домашними животными, и одна такса. А может быть, такса не одна. Никто не скажет вам, на протяжении всего фильма один ли зверь путешествует из судьбы в судьбу, или было несколько разных пар больших карих глаз, которыми зритель видел происходящее на экране, и несколько пар висящих бархатных ушей, коими слушал голоса героев 4 новелл.

Первый раз зверька прямо в клетке забрал из собачьего приюта в большой дорогой дом строгий отец мальчика лет 10, очевидно тяжело больного. Счастью ребенка не было предела, только собаку, почему-то, оставили в клетке в подвале – пока сама не научится правилам поведения, а точнее, по словам папы, пока ее воля (в скобках, характер) не будет сломана. Вертящийся на кончике языка вопрос «а почему надо ломать?» задает мальчик, как и череду других естественных вопросов, обращенных к родителям и к зрителям. Почему человек считает, что можно ломать животное? С чего он вдруг посчитал себя единственным другом домашнего зверя, а значит дал себе право единолично решать его судьбу, не считаясь с его желаниями и потребностями? И кто, спрашивается, сказал, что собака – просто животное, не имеющее собственных взглядов на жизнь?

Далее в ленте череда смены действующих лиц, от доброй, угловатой медсестры в ветеринарной клинике Дон, тайком крадущей завернутого в плед зверька к себе домой, и «чудаковатой» пары со склонностью к обезглавливанию хотя бы компьютерных персонажей до одинокого «динозавра»-преподавателя киношколы в исполнении Дени ДеВито и престарелой, отчаявшейся найти в жизни хоть что-нибудь прекрасное Наны.

Всех этих запоминающихся персонажей объединяет не столько сиюминутное недолговременное присутствие в их жизнях четвероногого спутника, сколько ощущение тяжелой тоски, безысходности происходящего у каждого. Кто-то в раннем возрасте с трудом выдавливает улыбку, кто-то в престарелом с тем же трудом сдерживает слезы за стальным выражением лица и звенящим молчанием. Пока молодая Дон совершенно в растерянности, что же ей все ж таки делать с собственной жизнью, неопределенного возраста Дейв (тот, что преподает в киношколе) написал никому не нужный сценарий, попытался подстроиться под общественное мнение, не сумел и теперь носом в подушку пытается найти хоть что-то стоящее, что он, быть может, сделал в своей.

Серые жизни, однако, показаны яркими, где-то скорее карикатурными, красками и озвучены позитивной музыкой, местами не совсем к месту или совсем не к нему. Более того, примерно посередине действия такса топает по сменяющимся декорациям под воодушевляющую песню. Это как раз тот самый момент, который был призван немного отвлечь зрителей и повеселить.

Вероятно, в связи с музыкой и яркой картинкой на экране, ленту на Каннском кинофестивале представили в жанре комедии, хотя ни редкие смешки в зале, ни сочные краски и где-то местами намек на юмор не позволяют назвать комедией в полном смысле этого слова фильм, полный драмы и несчастья людей. Скорее это философская картина, призванная с помощью собаки связать в одни полтора часа четыре более никак не связанные между собой новеллы о совсем разных жизнях, переживаниях и надеждах людей.

О чем вы увидели фильм, подумаете, скорее всего, уже после просмотра, так как в моменте основной смысл все время ускользает из рук, самое обидное, как раз в тот самый миг, когда кажется, что вот он уже схвачен. Виной тому сама главная героиня ленты: присутствие таксы, в том числе в названии кино, одергивает и не дает назвать его фильмом-собранием нескольких историй о людях. Такса прыгает в этот момент перед глазами как будто со словами «а я? А меня забыли!». Получается, 88 минут не только о людях, но о людях и собаке. Кто кому нужен? Они уверено называют себя хозяевами и считают, что спасают собаку. А она молчит, потому что она то знает, кто тут кого спасает. Каждому персонажу фильма такса необходима в конкретный момент времени: чтобы обрадовать сына, найти в себе силы что-то изменить, почувствовать себя кому-то нужным или просто рукой почувствовать тепло горячей кожи под шерстью.

Фильм не для всех и идти на него стоит людям с устойчивой психикой и способностью увидеть черную шутку там, где ее почти нет. Тем не менее, попавшие на кино случайно после того, как пережуют и выплюнут весь обрушившийся на них негатив, а также ощущение безысходности и неизбежности конца, смогут найти почву для поиска важных мыслей, некоторые из которых даже лежат на поверхности или сказаны героем напрямую. Так, еще в первой истории мальчик, пытаясь найти важное в мире, задает маме простой вопрос: «но во что же мы верим?». И его недалекая странноватая мама дает неожиданный по глубине ответ: «в семью, в любовь».

Кажется, в этой фразе я нашла свою главную мысль всего кино: мы все еще живем, падаем, встаем, выплываем, вылезаем и находим или только ищем себе друга, все равно двуногого или четвероногого, потому что мы все еще верим в любовь. Наверное, это тот самый отблеск надежды в отрицающем любую надежду кино.


Kulick.Magazine — ваш путеводитель по фестивальному кино!