poluhut

Ксения Федорова и Григорий Полухутенко в арт-пространстве ШАГИ

Недавно в московском арт-пространстве ШАГИ состоялся акустический концерт – совместное выступление Ксении Федоровой и Григория Полухутенко, музыкантов из Петербурга, создающих авторскую авангардную, элегическую и шаманскую музыку, подобную которой вам вряд ли доводилось слышать.


Свободный автор: Соня Шумбасова
Фотограф: Яна Дейнега


В мире музыкантов, ориентированных не в последнюю очередь на популярность и коммерческий успех, нечасто встретишь людей частных и частность свою широкой известности предпочитающих. Хотелось бы рассказать вам про одного из них. Григорий Полухутенко – петербургский поэт и музыкант, «человек с гитарой», которого сложно назвать бардом – по крайней мере, такой бардовской песни, кажется, в России еще не было. Музыкант, намеренно отходящий от «канонов» музыки, создающий нетипичную авторскую песню, в которой можно найти что-то элегическое, но интенсивное, магнетическое, шаманское и бездонное. Музыка Полухутенко – это органичное смешение сложных, хитро устроенных и чувственных текстов и вкрадчивой, обволакивающей, текущей мелодии. Это слияние телесного с духовным, «лирика, которая становится физикой».

img_9555-3

img_9589-5

Выступление музыкантов проходило практически в атмосфере квартирника, многие сидели рядом с исполнителями на полу и тихонько подпевали, а после нам удалось побеседовать с Григорием Полухутенко.

Григорий, некоторые считают Петербург и Москву антиподами, а как вам Москва по энергетике и атмосфере? Пишется ли вам в Москве, посещает ли вас здесь вдохновение?

Мне нравится в Москве, в основном, потому что тут народонаселение как-то цивилизованнее, что ли. В Питере больше архитектуры, это всем известно, это тоже создает особый шарм. В Москве я написал несколько песен, например, «О категориях» и «Плоть».

img_9635-7

Вы говорили, что начали писать песни, потому что вам хотелось внимания. Многие в молодости занимаются музыкой, но далеко не все из них впоследствии решают, что в этом их призвание. Как вы поняли, что музыка — это ваше?

Мне в последнее время стало казаться, что я все это выдумал про внимание, вспоминаю, что изначальной целью пения было перекрыть все происходящее вокруг, просто заполнить пространство звуком, чтобы окружающий мир как-то отступил. Я не уверен, что музыка – это мое призвание, пока что я этим занимаюсь потому что привык. Может быть, я займусь чем-то другим.

img_9616-6

Какую музыку вы слушаете? Кто музыкально оказал на вас влияние? Откуда вы черпаете вдохновение?

Я слушаю музыку периодами, сейчас я вообще ничего не слушаю. Наибольшее влияние на меня, как мне кажется, оказали Леонид Федоров (отец Ксении Федоровой, лидер группы «АукцЫон» – прим.ред.), Борис Гребенщиков, Булат Окуджава, Энтони Хэгарти, Леонард Коен, Джони Митчелл, Питер Хеммилл, Марвин Гей, Стиви Уандер, Бет Гиббонс, Егор Летов, Александр Башлачев, Янка Дягилева и Битлз. А от чего происходит вдохновение и в каком состоянии — мне неизвестно, все попытки выяснить упираются в слепое пятно, я не могу вспомнить толком, как и что я сочиняю.

img_9658-8

Вы уже не в первый раз выступаете вместе с Ксенией Федоровой. Почему вы решили заняться совместным творчеством? Учитесь ли вы чему-то, работая с ней? С кем ещё вы хотели бы поработать?

Мы много общались, и она прекрасно играет на рояле – а я же, в основном, на гитаре. У Ксюши я научился очень многому, просто наблюдая за тем, как она играет. Возможно, я вообще хоть что-то начал слышать только благодаря ей. Поработать я мечтаю с Бьорк, Леонидом Федоровым, Квинси Джонсом — если он жив, в общем со всеми, кто знает и умеет больше меня — перечислять можно бесконечно.

img_9585-4

Что вы не знаете, но хотели бы знать или не умеете, но хотели бы научиться? Какова ваша идея о счастье? Что вы считаете самым большим несчастьем?

Хотел бы научиться длительно удерживать внимание. Счастье для меня – это состояние интереса. Самое большое несчастье – это страдание близких людей, с которым ты ничего не в силах поделать.


Kulick.Magazine — журнал о культуре и искусстве.