Princesse angine

Давно ли вы были на квартирнике?

Уютное пространство, домашняя обстановка, мягко звучащая гитара — необходимые атрибуты, чтобы согреться в эту холодную осень. Всё это, и даже больше можно получить, посетив Московский или Питерский квартирник венского коллектива Princesse Angine. В честь приезда группы мы задали несколько вопросов солистке Ксении Островской.

Почему именно за рубежом возникла идея собрать музыкальную группу?

Я уехала учиться в Вену на художника-графика, здесь же начала писать песни. Работать с музыкантами в России и развивать группу, живя за рубежом, оказалось практически невозможно. Пришлось собирать состав в Вене. В этом мне очень помогла Ника Сапо, наша джазовая скрипачка. Самым сложным было побороть страх и начать регулярно выступать в Австрии с программой на русском языке.

Хотелось бы вам развивать терапевтический рок как новый музыкальный жанр?

Этим мы, по сути, и занимаемся. Хотя само название возникло случайно, на правах шутки. Тем не менее, оно прилипло к нашей музыке настолько, что пришлось назвать так первый альбом. Со временем мы и сами поверили в его терапевтическое действие. Так что теперь всё серьёзно.

Какие команды повлияли на вашу музыку?

Это, наверное, самый трудный вопрос для любого музыканта. Но если выбирать самых-самых, то это, из наших, ДДТ, Аквариум, Веня Дркин, а из «не местных» — Gianna Nannini, Arcade Fire, Florence and the Machine. Хотя, мне кажется, очень сложно установить для себя фильтр и понять, что действительно на тебя повлияло, а что просто нравится.

Расскажите о вашей публике — для кого вы играете?

Для всех. Я говорю это без преувеличения. Мне всегда очень сложно с понятием «целевая аудитория», потому что наши концерты объединяют людей самых разных возрастов, профессий и музыкальных предпочтений. На сцене я часто ловлю себя на мысли, что от зала идёт ТАКАЯ позитивная энергия, что в ней, наверное, можно было бы раствориться. Мне кажется, этой энергией можно по крайней мере спасти мир.


Kulick.Magazine — журнал про культуру и искусство.