more

Обзор на спектакль «…И море»

15 октября в «Театре Сатиры» была премьера нового моноспектакля режиссера и продюсера Александра Назарова под названием «…И море» по повести Эрнеста Хемингуэя. В главной роли — упрямого старика Сантьяго — выступил Федор Добронравов. Нам удалось попасть на финальный прогон спектакля 14 октября. Теперь мы хотим поделиться своими соображениями о том, почему в «Театр Сатиры» нужно обязательно заглянуть в ближайшее время.


Свободный автор: Анна Попова


По примеру Константина Чуковского сразу возьмем быка за рога: о чем спектакль? О борьбе со старостью, а в ее лице — со смертью? Об одиночестве? По словам самого режиссера, постановка посвящена гордыне. История одинокого старика Сантьяго, мечтающего о своей большой рыбе вписывается во всем знакомую культурную матрицу — легенду о возомнившем себя всемогущим Икаре. Желая добраться до самого солнца, Икар поднялся слишком высоко, сжег искусственные крылья из воска и перьев — и погиб в морской пучине.

Персонажа повести Хемингуэя и юношу из древнегреческих легенд объединяет еще одно: тема моря. В спектакле Александра Назарова оно играет одну из основных ролей. Старик Сантьяго, собираясь в путешествие за большой рыбой, читает восторженный монолог о море, сравнивая его с женщиной, непредсказуемой и прекрасной, а затем прибавляет «те, кто любят море, называют его ля мар в женском роде.»

Образ борьбы человека и гигантской рыбы марлина (плоть от плоти морской стихии) насквозь метафоричен. Он отсылает к излюбленной теме романтизма (и неоромантика Хемингуэя) — бунта героя-гордеца против рока, заранее обреченного на поражение. Старик Сантьяго не признает своей старческой немощи и в одиночку заплывает далеко в море, чтобы затем израсходовать все силы в тщетной схватке с марлином, чтобы доказать всем в родной деревне, что он «не салао».

Одиночество главного героя — характерная черта целой череды персонажей-гордецов романтического искусства. Помните, как было у Горького в «Старухе Изергиль»? «Долго говорили с ним и наконец увидели, что он считает себя первым на земле и, кроме себя, не видит ничего. Всем даже страшно стало, когда поняли, на какое одиночество он обрекал себя. У него не было ни племени, ни матери, ни скота, ни жены, и он не хотел ничего этого». Вот поэтому спектакль «…И море» вовсе не об одиночестве — а о гордыне. Одиночество выступает здесь скорее как проклятие чересчур гордого героя.

В отличие от одной пафоса серьезности повести «Старик и море» и одной предыдущих работ Александра Назарова, «Крейцеровой сонаты», тоже посвященной теме гордыни, спектакль «…И море» полон здоровой, мудрой иронии над человеческой амбициозностью и желанием быть лучшим. Во многом тон постановки продиктован актерским темпераментом исполнителя главной роли, Федора Добронравова. В юношеские годы Добронравов мечтал о карьере клоуна — и даже поступал в цирковое училище, но провалился на экзаменах. Хороший клоун обязан обладать первоклассной физической подготовкой, что актер и демонстрирует в спектакле «…И море». В 55 лет он ходит по канату, почти беспрерывно двигается по сцене и, кажется, совершенно не испытывает чувство усталости.

Как настоящий мастер комедийных ролей, Добронравов решает Сантьяго как вздорного, одинокого, невероятно упрямого, но по-своему трогательного старика. Он находится в постоянном контакте с залом: со зрителем герой делится самым сокровенным, что рождает иллюзию разговора с близким человеком. Сантьяго в исполнении Федора Добронравова буквально заигрывает с морем, исполняя испанские романтические баллады под гитару. Старик упорно отрицает свою немощь и вопреки всему налегает на весла. «Ты думаешь, я устал? Я не устал, — с юношеской бравадой врет он воображаемому собеседнику в лице мальчика, своего юного помощника, -Я мог бы ещё 900 гребков сделать. Я просто остановился почитать газету».Четвертая стена в спектакле «…И море» рухнула под влиянием обаяния Добронравова и его героя.

«Человек не для этого создан, чтобы терпеть поражения. Глупо терять надежду» — раз за разом твердит Сантьяго. Он необыкновенно одинок в открытом море, куда его завела его гордыня — сознание старика путается, он говорит попеременно то с мальчиком, которого нет рядом, то со зрителем, то представляет себе великого Ди Маджио, игрока в бейсбол, которого Сантьяго наивно обожествляет. «Вот бы взять с собой в море великого Ди Маджио» — мечтает старик. Бейсболист, старый рыбак и великий писатель Хемингуэй сменяют друг на друга на сцене, и мы уже не знаем, то ли Хемингуэй с Ди Маджио находится в голове Сантьяго, то ли Ди Маджио и Сантьяго — в голове Хемингуэя?


Kulick.Magazine — журнал про культуру и искусство!