shablon_dlya_sayta_text-6

«Мастер и Маргарита» в Мюзик-Холле

Недавно автор Kulick.Magazine побывала на показе мюзикла «Мастер и Маргарита» в Петербургском «Мюзик-Холле». Насколько впечатлило современное прочтение классики в жанре мюзикла, читайте в нашем честном обзоре. 


Свободный автор: Диана Киджи


Забегая вперед, сразу скажу, что постановка мне понравилась, несмотря ни на что. Хотя и минусов в ней хватило. Много вопросов вызвала сценография, декорации…

Впрочем, обо всем по порядку.

Да, конечно, от оригинального романа постановка далека. Самое начало спектакля – некий «сон», видение Воланда. Воланд – мистический персонаж; его ждут с нетерпением, с интересом, со страхом. В романе читатель даже не сразу понимает, с кем же Иван Бездомный и Берлиоз встретились на Патриарших прудах. Здесь же занавес открывается, и на сцене сразу Князь Тьмы. Как, уже? Вот так сразу? Ну ладно…

Не совсем понятно, почему постановщики держат зрителя «за дурака». Несмотря на то, что Воланд был весьма пафосно показан в первой сцене, в сцене на Патриарших зрителю на всякий случай еще раз поясняют, кто перед ним: «То есть и меня, простите, дьявола нет?». Не совсем понятно еще, почему персонажи то разговаривают нормально, то вдруг ударяются в поэзию. Жанр мюзикла в общем-то совсем не подразумевает обязательно полностью рифмованного либретто; вполне можно было бы дать людям спокойно разговаривать между ариями, без стихосложений.

Справедливости ради, оригинальный текст романа в спектакле присутствует. Но цитируется он кусками, переставленными между собой. А вот попытки авторов вставить в спектакль юмор вполне удачны. Жаль только, что их мало. Если бы между ариями добавили больше оригинального текста и юмора, смотрелось бы гораздо лучше.

К неудаче можно отнести отчитку текста некоторыми актерами. Торопились, гнали спектакль. Понимаю, произведение огромное по насыщенности сюжета, и в 2,5 часа его просто так не уместишь. Но периодически создавалось впечатление, что за кулисами для артистов уже накрыт банкет, и они очень торопятся закончить спектакль побыстрее и пойти заняться другим делом.

Вообще как-то не создалось ощущения мистики, реального присутствия внутри постановки. Пришли актеры, отыграли спектакль. Не спасало даже хождение героев по рядам (впрочем, кого в наш просвещенный 21-й век, век 3D мюзиклов, удивишь выходом артистов в зал?). Ощущение присутствия более-менее появилось в сцене сеанса черной магии, когда в зал посыпались купюры… Но и оно было недолгим. Казалось бы, чего проще – посадить артистов, выкрикивающих знаменитое «Голову ему оторвать!» в зал, чтобы выкрики шли с нужной стороны, а не со сцены? Раз уж мы говорим про «интерактивный» мюзикл? Мелочь, но в мелочах, как известно…

Несколько слов об оформлении постановки.

Не очень понравились декорации: непонятна конечная цель вращающейся платформы («что хотел сказать художник?»), переизбыток в спектакле видео, причем не натурального, а откровенно компьютерных спецэффектов. Кстати, мода на видеовставки сейчас пошла во многих театрах. Дорогие режиссеры-постановщики, я понимаю, что театр хочет быть актуальным, хочет шагать в ногу со временем, использовать современные технологии. Но когда я захочу пойти в кино, чтобы посмотреть видео – я и пойду в кино! Для постановки с таким бюджетом и размахом хотелось бы видеть более масштабные декорации, костюмы (у нечисти, шагающей по проходам зрительного зала на бал, видны молнии и парики). Ну что такое? Почему от вампиров в не менее масштабном известном мюзикле хочется держаться подальше и выставить впереди себя чеснок и крест, а здесь откровенно видны актеры? Почему «там» те, кто должен исчезнуть – исчезают, ИСЧЕЗАЮТ (что и создает атмосферу), а не прыгают в люк и не уползают в кулисы за скамейкой (мы, между тем, сидели все-таки не на первом ряду, а ближе к середине зала)?

Возвращаясь к теме декораций: самым эпичным был полет Маргариты, сидящей на плечах у нечисти и поющей что-то вроде «Я лечу на метле над Москвою». Увы, мюзикл подразумевает шоу. Театральная условность здесь скорее режет глаз. Ну, хотя бы платочек Фриды на балу над залом полетал, уже неплохо…

Со звуком тоже возникали проблемы. Микрофоны то фонили, то вообще не работали. Конечно, бывают технические затруднения, бывают форс-мажоры, но не в таком же количестве? Создалось впечатление, что перед спектаклем просто не проверили аппаратуру.

Поначалу не очень впечатлил вокал Маргариты, но потом она вроде бы распелась. В противовес ей Мастер – Антон Авдеев – был великолепен. Правда, вызвала недоумение ария в момент распятия на кресте, — она показалась несколько неуместной. Но это вопрос не к Антону, разумеется. Он-то отработал по полной.

К сожалению, ни музыка (что особенно важно для мюзикла), ни либретто не произвели особенного впечатления. Хороший показатель – когда, выходя со спектакля, продолжаешь напевать что-то из только что услышанного себе под нос. 25-го сентября такого, увы, не случилось. Ну что ж… Волшебную формулу создания хита вообще еще не открыли, иначе успех некоторых песен не становился бы неожиданностью для их создателей.

Ну а теперь, после устроенного разноса, можно поговорить и о хорошем.

Итак, что же, а точнее, кто спас мюзикл в моих глазах? 
Мастер – Антон Авдеев. Про работу Антона уже говорилось выше. Трактовка – параллель Мастер-Иешуа органично вписалась в сцены и логично легла по смыслу.

Воланд – Иван Ожогин. Ну, вот тут, правда, остались вопросы. При всей моей любви к творчеству Ожогина, в воскресенье Воланда не было. Был Ожогин, играющий Воланда. А вот необычная трактовка этого персонажа создателями мюзикла и новая, дописанная контекстная линия заставили задуматься. Совсем по-другому теперь воспринимается ответ Воланда Маргарите: « — Так вы сделаете это? – Ни в коем случае. Вы сделаете это сами». Вокал Ивана был на высоте, плащик крышкой люка все-таки не прищемили, ура, едем дальше.

Из свиты Воланда понравился Коровьев – Олег Калабаев. Вся остальная свита терялась и блекла рядом с ним. Каифа – Роман Никитин. Он же сыграл и Азазелло, но если, на мой взгляд, для роли Азазелло бас вообще не очень-то подходит, то первосвященник вышел бесподобный — натуральный, живой. Совсем немного сцен с ним, но все они захватывали. Костюм Каифы, насколько мне удалось разглядеть со своего места, тоже правдоподобный, создатели постарались соблюсти в нем детали.

Левия Матвея — Вячеслава Бородина — было мало, но он зацепил сценой своей встречи с прокуратором в зале. Эта сцена вообще завораживает и пробирает. Оба персонажа живые, настоящие. Совсем близко. И им веришь. Не разумом, но сердцем веришь; их чувствуешь в этот момент.

Понтий Пилат – Вячеслав Штыпс. С одной стороны, роль прокуратора не самая большая по количеству появлений на сцене, но, с другой стороны, — это один из главных, ключевых персонажей. Ох, про этого персонажа можно говорить долго. Из всех виденных мной трактовок образа Пилата – и в фильмах, и в постановках «Мастера и Маргариты», и в постановках рок-оперы «Иисус Христос – суперзвезда», здесь, на мой взгляд, было 100% попадание в персонажа, — по образу, по реакциям, по переданному характеру… Да по всему! Роль отыграна до малейшей детали. За сценой встречи с Левием Матвеем в зале следует сцена раскаяния прокуратора, которая пробирает не меньше, и в которой еще добавляется  мощный вокал. В общем, да — за этого персонажа постановке можно простить все остальное. Низкий поклон Вячеславу.

Подводя итог.

В целом постановка тянет на «4-». Но, делая скидку на то, что это была практически первая российская постановка мюзикла, выполненная собственными силами; и учитывая то, что постановщики взялись за такое сложнейшее произведение, я выражаю благодарность авторам-создателям за эту попытку. Большие свершения начинаются с первого шага. Данная постановка, безусловно, заслуживает уважения, несмотря на все недочеты. Остается надеяться, что мюзикл продолжит расти, будет развиваться и оттачиваться, и рано или поздно займет свое заслуженное место в череде достойных произведений этого жанра.


Kulick.Magazine — и верим, и нет.