ледокол

Ледокол: большой лёд и маленький человек в его власти. Как создавали кино

Благодаря проекту «КАРО.Арт» нам уже удалось посмотреть новый российский фильм «Ледокол» и даже поприсутствовать на дискуссии с режиссером картины — Николаем Хомерики. Впечатлений и информации много, так что спешим поделиться, пока фильм не успел стартовать в прокате.


Свободный автор: Ира Березина


Лёд – удивительная вещь. Удивительная вещь, привлекающая многих: еще с детства нас завораживают сосульки, провокационно свисающие с крыш и дразнящие нас, так и хочется их сбить, желательно при этом не разбив сосульку и собственную голову. С возрастом отношения развиваются: нам уже объяснили уникальные свойства льда как твердого агрегатного состояния воды, его использование в медицине, в промышленности, в науке, для удовлетворения потребностей в быту. Мы поняли — лёд особенный, и он прекрасен. В результате, полная идиллия, хотя нет полного понимания, зато нас все устраивает, лед нам очень импонирует. С одной поправкой: главные — мы, и мы его используем. Вопрос: а что будет, если наоборот, главным в отношениях будет лёд?

An aerial starboard beam view of a Soviet Dobrynya Nikitich class icebreaker underway.

В 1985 году ледокол «Михаил Сомов» на 133 дня оказывается один на один с совсем не гостеприимными льдами. Финал добрый: команду спасли, как и судно. Эта история вдохновила создателей фильма «Ледокол». По сюжету, спасаясь от столкновения с огромным айсбергом, судно застревает во льдах на несколько месяцев со всеми вытекающими последствиями, нервами, конфликтом двух капитанов и любовной историей. Ко всему прочему, ежеминутная опасность быть раздавленными толщами льда.

Все мы здесь сегодня собрались  

Бархатная красная обивка, широкие проходы, плавно стекающаяся «киношная» публика и 4 кресла на сцене, ожидающие Толстунова, Хомерики, Люцюка и Ахметова – трех создателей Ледокола и одного модератора – так начинается лекция в Октябре в рамках проекта КАРО.Арт. Мужчины, появившиеся на сцене, под вечер уставшие, но не менее воодушевленные приближающейся премьерой, извиняются и объясняют, что в последние дни работа над картиной еще продолжается, отсюда следы бессонных ночей в голосе.  И все же они с готовностью рассказывают во всех подробностях историю создания российского фильма-катастрофы с бюджетом в $10 млн.

Дни рождения Михаила Громова и его айсберга

Михаил Громов, центральный персонаж картины, появился случайно не случайным образом: название вымышлено, но намеренно абстрагирует зрителя от реальных событий. Толстунов отмечает, фактура интересна – дрейфующие судно, эмоциональное напряжение людей на борту в ежеминутном ожидании возможного конца, бескрайние льды, насколько хватает глаз. Подобная обстановка автоматически дает экстренную ситуацию, соответственно, почву для быстрого проявления человеческих характеров. Но повторить дословно катастрофу 1985 – значит, лишить зрителя зрелищности. Появилась потребность в большей опасности, вымышленной, «не судите строго по законам физики».

2369634400

Решение нашлось оперативно. Во время подготовки фильма съемочной группе рассказали о любопытном природном феномене: в процессе таяния верхняя часть айсбергов сжимается, становится тяжелее и перевешивает нижнюю, в результате чего ледяные глыбы начинают вертеться. Обычно небольшие «Щенки» (так называют их моряки) стали прототипами огромного перевернувшегося айсберга в картине.

Съемки и препятствия

С момента зарождения идеи до ее реализации прошло около трех лет, в течение которых формировались историческая и научная базы, получалось финансирование, писался и «утеплялся» сценарий.

Снимать начали в мае 2015, закончили к сентябрю, успев совершить четыре экспедиции, попутно замерзнув в леденящем Мурманске и пострадав в шубах в жарком Севастополе.

Однако, по словам создателей, жесткий температурный режим — не самая трудная задача. Намного сложнее «поймать» ледоколы, расписание которых меняется «на глазах» и не желает подстраиваться под съемочный режим. А дальше нужно на эти ледоколы, опять таки, «поймать» актеров, графики которых чуть ли не плотнее графиков кораблей.

Окей, ледоколы есть, люди на них привезены, экстерьер сняли. Теперь с интерьером беда: его снимали на другом судне, и то не весь. Частично на подвижных платформах отстраивали каюту и палубу, «чтобы крутилось».

А есть у кого-то идеи, как топить, притом неоднократно, вертолет в воде, не отстраивая специально под эту сцену отдельный бассейн?

К слову о сценах и относительности времени. Как оказалось, не все так просто. В частности, сцену падения одного из героев с палубы снимали суммарно в четырех локациях, что на экране занимает всего 5 секунд. Иногда даже вода в одной сцене может быть из разных мест в зависимости от кадра.

hd_c3

Еще одна помеха выяснилась во время съемок в ледяной пещере: плюсовая температура стимулирует таяние льда, вопрос в том, чтобы таял он не на актера и оборудование, которое, кстати, помещалось в пещеру с явным затруднением наряду со всего двумя людьми из съемочной группы.

Но в целом, на вопросы о трудностях группа пожимает плечами: «Проблемы возникают ежечасно, но это настолько рабочая ситуация, что никто не считает их за проблемы и уж тем более не запоминает». Хотя, пожалуй, было одно небольшое затруднение…

Спецэффекты: проблема длиной в 13 месяцев

Компьютерная графика стала для съемочной группы большим затруднением , растянувшимся с сентября 2015 до октября 2016. Легкое недоумение, прокатившееся по кинозалу, встретили готовым ответом.
Для начала, «Ледокол» — действительно первый в России фильм такого масштаба, и по деньгам, и по затратам, большая часть которых ушла именно на спецэффекты. Построить кабину самолета и снимать в ней – технически не так сложно, но попробуйте построить ледокол (у вас ничего не получится), а потом снимать на настоящем корабле, только дорисовывая все вокруг: от льдов вместо Мурманска за бортом до здорового айсберга.

Айсберг – отдельная история. Его создание отняло больше трех месяцев, так как первый вариант прорисовки после долгих попыток приняли за невозможный к реализации.

К слову, все актеры играли с айсбергом без присутствия последнего, имея лишь представления о его масштабах, для чего была создана специальная группа по измерению, и совсем смутное понимание его внешнего вида. Согласитесь, есть некоторая сложность сориентироваться в обстановке, которой нет.

66

Дело в том, что вся графика отрисовывалась уже после окончания съемок, за исключением некоторых сиюминутных зарисовок, отсылаемых художниками актерам в места экспедиции, чтобы они имели хотя бы примерную ориентацию в пространстве.

Интересен и сам процесс отрисовки: «сначала подробное «расчленение картины», чтобы понять, что можем, что не можем. Затем анализ составных частей будущей картины с привлечением всех работающих групп (режиссеры, гримеры, каскадеры и т. д.), новые выводы относительно возможностей, плюс дополнительные выводы, где нужна графика, а где можно и без нее».

А ничего, что режиссер блокбастера – артхаусный режиссер?

Журналисты этот вопрос тактично держали при себе, пока сам продюсер не заметил, что да, Николай Хомерики — режиссер несколько иного профиля, но это не повод ставить на нем крест, как на режиссере блокбастера. В конце концов, талантливый человек талантлив во всем. А Хомерики признанно талантливый человек: два его фильма «977» и «Сказка про темноту» уже были номинированы на премию «Особый взгляд» Каннского фестиваля.

Сам режиссер тихо парировал: фильм «Ледокол» — человеческая история, там характеры, а работать с ними он любит. Вообще, «иногда кажется, что Коли на площадке нет. Но именно в тот момент, когда так начинает казаться, он скромно и тихо говорит: «А вот хорошо бы сделать так», и все тут же собрались».

Специально для тех, кто девочки

Зал притих, вопрос был забавный: а как же женская аудитория, чем ее привлекать будете? Продюсер, как самый главный, нашелся быстро: «Ну, во-первых, есть Петр Федоров и его экранная жена – уже сюжетная линия. Как раз с тем самым «Я тебя люблю, че еще надо». А во-вторых, вон в соседнем зале Бриджит Джонс идет, там все, как женщины любят. А у нас тут «тестостероновый» фильм. На что женщинам приятно смотреть: как сбрасывает вес Рене Зелвегер или как мужики справляются со стихией?»

big_75940_l

Вообще, вопрос неоднозначный. Девочки сами не знают, чего хотят, но мужики со стихией – это здорово.

Если читатель очень любопытный

Если вы любопытны, есть две новости. Как водится, одна хорошая и одна, соответственно, не очень.  Фильма о фильме как такового не будет, аргументировали отсутствием спроса на таковой. Но на просторах интернета гуляет множество небольших официальных (снятых непосредственно съемочной группой) и новостных видеороликов, о том, как это было. Более того, продюсерская компания ПРОФИТ заявляет о шести двухминутных видео о производственном процессе.

Поддерживаем отечественного производителя

Да, поддерживаем! И 20 октября идем в кино, смотрим как минимум на прекрасных актеров и не менее прекрасный айсберг. Мы, конечно, пока не Голливуд, но все показанное сейчас интересно очень, тем более, это кино – своего рода эксперимент, а всегда любопытно, чем эксперимент закончится.


Kulick.Magazine — всегда поможет сориентироваться в кино-новинках!